13:58
Лектор Познер: «Журналисты, вас нет»

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Слово «лектор» стало несколько зловещим после «Молчания ягнят».
И хотя в фильме действует герой по имени Ганнибал Лектер в блистательном исполнении Энтони Хопкинса, все говорят «Лектор». А Ганнибал звучит, как каннибал.
Приплести к выступлению Познера киномотивы не так уж нелепо, как кажется.
Ибо лектор Познер, говоря о журналистике в России, нас журналистов «съел».
В субботний день в Мультимедийном пресс-центре РИА Новости набилась публика, чему довольно показным образом удивился Владимир Владимирович Познер.
А как же шашлык? «Ну, может, я окажусь этим шашлыком»,- начал наш лектор.
И совсем он не был смущен, держался уверенно и дружелюбно.
Просто, как Ганнибал-Хопкинс. За 16 минут экранного времени Хопкинсу удалось стать лучшим исполнителем мужской роли в знаменитом триллере, взявшим полный комплект «Оскара» 91 года. За 42 минуты лекции Познера, мы узнали, что нам завещал великий Познер.
Хопкинс применил прием, «срисованный» с реального каннибала, - смотреть в камеру не мигая, создавая ощущение, что «знает абсолютно все». Познер тоже умеет смотреть не хуже.
Формат «открытая лекция» Владимир Владимирович перекроил, или лучше сказать, приспособил, под себя: он предложил считать его выступление «последней лекцией». Своего рода – последним словом, завещанием. «Это моя последняя в жизни лекция. Плакать не надо». Он готовил слушателя к тому, что далее произойдет что-то необычное. Что он будет говорить с особенным внутренним ощущением. Мягко настаивая, обращая внимание…
Текст лекции распечатан, видео выложено, все абсолютно доступно, можно ознакомиться детально. Гуру нашей журналистики готовился, возможно, к бурной реакции. Но считать «бомбой» его выступление не приходится. Или у бомбы еще не догорел бикфордов шнур.
Блоги молчат, отзывы единичны. Хлесткие заявления, что в стране журналистики не существует и надо ждать еще минимум 30-40 лет, чтобы она появилась, никого не повалили на пол. Кажется, что и усом никто не повел. После лекции и во время все присутствующие отнеслись к «пощечине», как к фигуре речи, не более. Большинство – не заметило.

Лекция не воплотилась в триллер, хотя шанс такой был.
Впервые на моей памяти Познер дает нам понять, что уже не молод, что ему 79 лет и планировать «на ближайшие пять лет», как попросила его одна из участниц события, он не может. Проведя столько лет в профессии! Которую так полюбили миллионы.
В которую идут и идут молодые. И позволить себе «все зачеркнуть».
А они так хотели напутствий. Они, словно лицеист Пушкин на экзамене у Державина, мечтали о благословении. Но, увы! Этого они не дождались. Вас же нет, какое напутствие можно дать несуществующим?
Тем не менее, кое-какие инструкции мы получили. Лекция о журналистике коснулась профессиональных постулатов.
- Будьте крайне внимательны!
- Да, сэр.
- Поосторожнее с Ганнибалом Лектером. Не дайте ему проникнуть в ваш мозг. Просто не забывайте, что он такое.
- И что же?
- Он чудовище. Настоящий психопат.
Прошу прощения за «параллельный монтаж». Цитата из триллера не имеет отношения к лекции о журналистике. Просто речь об инструктировании человека, идущего «на задание». Вы, конечно, умеете читать перевернутый текст? Текст, расположенный к вам «вверх ногами». Если вы журналист, то надо научиться, рекомендует лектор.
Потому что вы можете оказаться в кабинете министра обороны вашей страны, а министр может выйти буквально на минуту и оставить вас наедине с секретным документом, лежащим у него на столе. Вот тут вам и пригодится умение читать. В тексте вы обнаружите, что через 10 дней начнется война с какой-то другой страной… Что вы будете делать с этой информацией?
Гипотетическую ситуацию Владимир Владимирович предлагает к рассмотрению не только в своей «последней лекции», это его стандартный тест для журналистов. Из всех подвергшихся испытанию только кто-то один справился с заданием так, как нужно, как правильно, если ты журналист. А если тебя нет, как журналиста, тогда ты будешь думать и сомневаться: «Что делать? Как страшно жить!..»
Как же поступает журналист, который появится в нашей стране через 30-40 лет?
Вы как думаете?
- Он обязательно делает эту информацию достоянием общества.
Конечно, как бывает у Познера, он не сам придумал тест на профпригодность, а взял его в готовом виде у американского профессора журналистики Фреда Френдли.
Конечно, в Америке журналисты и журналистика есть, и там проходят этот тест с бОльшим успехом.
Там решают единогласно: «Мы делаем все возможное, чтобы эту информацию сделать публичной. Это наш долг». И ни слова о гонорарах. Благородство в чистейшем виде.
Три принципа заповедовал нам Владимир Владимирович: говорить правду, прятать собственные симпатии и антипатии и быть объективными.
Все правильно. Но аудиторию интересовало, что думает мэтр и гуру о том, где работать «горячим сердцам», как прорываться через пресс-службы, с кого брать пример, наконец.
- Скажите, кто у вас из ныне живущих вызывает восхищение? – Познер задумался.
Еще больше задумался, когда круг очертили узко – из наших, российских?..
- А из журналистов?
- А журналистами восхищаться не следует, – нашелся ответ.

«Меня восхищает Нельсон Мандела. Из ныне живущих. Да, только он».
Мандела был бы хорошим журналистом, если что. Не зря его родное имя не Нельсон – так его назвали в школе, когда он туда поступил. Африканские имена меняли всем, не спрашивая, хочется кому-то или нет быть Нельсоном. А дома его назвали Холилала, «обрывающий ветки с деревьев», проказник по-нашему.
Так вот, нет среди нас «обрывающих ветки с деревьев», господа журналисты.

Но каким бы воинственным ни казался этот заход великого Познера, даже ропота он не вызвал в зале. Все похлопали, и Екатерина Гордеева поднесла желтые розы – толстый букетище, от которого ему не удалось уклониться.
Так и пошел. Один, не оглядываясь, не раздавая автографы, не «фоткаясь».
«Говорящая голова».