13:58
Палыч

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Сегодня, в этот серый-серый день, в одной из панельных многоэтажек проснулся и выглянул в окно мужчина, который любит хвататься за сковородку. Практически он не выпускает ее из рук весь последний год. И вот он смотрит в свое окно первого этажа и видит бесконечную бетонную стену, кольцом встающую напротив и заслоняющую его не только от ветра, но и от всех далей мира, казалось бы. Но глаз этого человека видит сквозь типовую стену, видит больше, чем нам кажется.

Он видит не поля и леса, он видит моря и океаны. Он знает про них, что они есть, он знает их на вкус и цвет. Он ходил по ним под парусом и жарил пирожки на той самой, упомянутой выше, сковородке. Он был коком и капитаном одновременно. День его начинался с воды и водою заканчивался. И вода была разлита от горизонта до горизонта.



Команда капитана-кока состояла из разного количества людей, но не больше пяти-шести, а его надувная посудина прыгала по волнам, как мяч.
Что он делал последние 12 месяцев своей уже прилично долгой жизни, зачем сорвался в океан, как дети в Африку из чуковского «Бармалея»? Ответ – в глазах человека, каждый день смотрящего на стену даже не соседнего, а своего собственного дома, свернувшегося змеиным клубком.


Новосибирск, если приехать в него из Краснодара, поначалу покажется городом-лесом. Покажется невероятным – ехать и видеть по краям дороги бесконечный строй сосен и не поверить, что они не посажены, а наросли сами – диким порядком.


Но потом – привыкаешь, и живешь, как сибиряк, как все. Зимой ходишь по снегу, а весной и осенью по грязи. Впрочем, наш сибиряк-краснодарец нашел способ ходить, едва стает снег - по воде. Он лет двадцать пять все ходил по Обскому водохранилищу под парусом. Вообще-то он был человеком ученым и делал карьеру в науке, но однажды решил, что хватит. И стал строить кораблики. А еще ему дочка нашила пиратских костюмов и треуголок, и в них стал он похож совсем не на ученого, а на «морского волка» времен Христофора Колумба.



И вот однажды, собрался он с духом и решил, что пора не только костюмы носить, но и пройтись океаном по-настоящему. Это было шесть лет назад. Сумасшедших таких же, как он, набралось всего пятеро – все из Сибири. Никто никогда из них прежде в океаны не стремился даже теоретически. Ни у кого не было ни каравелл, ни круизных лайнеров, были крошечные суденышки, чтобы мчать по Обскому морю, в крайнем случае, по Балхашу и Байкалу.


Идея, что судно может летать самолетом, в виде мешков и баулов, была эксцентричной. Для этого судно должно быть складнЫм, разборным. Так и придуманы были конструкции из надувных баллонов-поплавков и легких трубчатых рам. Капитан, а таким он себя сам назначил, держался уверенно и если блефовал, то не сильно. Океан для первого раза был выбран, какой потеплее – Индийский. И вот, когда наступила зима и Сибирь погрузилась в снега, капитан и команда погрузили мешки в самолет и отправились в путь.


Среди пальм приземлившись, они развернули мешки, достали конструкции, накачали, с криком «ээээх!» - водрузили мачту… Собрали на пляже судно и огляделись.
Море облизывало песок и притворялось мирным. Но приглядываться и принюхиваться было некогда, и они поплыли. Первые дни на море – фотографировали и снимали, как сумасшедшие, виды моря и моря, виды солнца и солнца. Испытания организмов и судна шли полным ходом. Оказалось, ломается все, но при этом удается каким-то чудом – выжить. Сломалась главная балка, а тут впереди островок, а на нем, будто кто-то нарочно положил на камнях точно такой обломок металла, какой нужен. И опять – можно плыть.



И уже не так сильно тошнит. И уже вахты не кажутся такими изматывающими… Продолжая снимать пейзажи, позируют и смеются – для демонстрации – все прекрасно. Как космонавты: самочувствие отличное, продолжаем полет!


Так плыли они, и тогда в голове капитана еще не было дикой мысли – обойти всю землю, совершить кругосветку. Тогда они много смеялись и веселились и в одну зиму смогли уложиться – пройти шесть Обских морей, если вытянуть их цепью. Смеялись над лайнерами, севшими на рифы. Лайнеры, как мираж, возникали в тумане и проходили мимо. А зима трепала Сибирь, морозила. А капитан бронзовел. Лето, у них было лето.


После первого океана, наступил и второй, и третий. А последним стал самый огромный – Тихий. Капитан все прошел. На надувном паруснике. С друзьями, которые все до одного остались живы. «Но никто из нас, никто не утонул!», - пели они и были правы.


А теперь он смотрит в окно этим хмурым апрельским утром 18 числа 2013 года и думает: « 59…» Столько лет исполняется нашему капитану.


Капитана зовут Анатолий Павлович Кулик, но для многих друзей он Палыч.
«Картошечку фри» - его фирменное блюдо знают все. И, возможно, уже стоит на плите сковородка, шкворчит наподобие океана.


Палычу некогда долго смотреть в окно. Да и что там? Не то дождь, не то снег – зима.
Пора привыкать к земле и зиме после самого долгого плавания.
Палыча не оставят сегодня в покое: от звонков будет лопаться телефон…

 
Любовь Иванова
Журналист, сценарист, критик