13:58
О роликах вокруг шарика: правда и ложь кругосветки

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Считать ли полет Гагарина рекламным туром СССР? Считать ли кругосветку команды Анатолия Кулика рекламным туром компании, севшей логотипом на парус и заставляющей во всех портах демонстрировать ее продукты питания?
В какой-то мере да, конечно да. Мы получили возможность следить за прохождением маршрута, получать информацию, а сам Кулик не был бы в море без финансовой поддержки и не только финансовой: компания проявляет эмоциональную заботу о посланцах ее на огромном временном отрезке экспедиции: уже больше 11 месяцев!
Из океанских безбрежных просторов к нам поступают различные сигналы. То мы слышим голоса капитана и его друзей, рассказывающие о текущих событиях. То публикуются щедрыми порциями фотографии, наполненные экзотикой. То кто-то осмеливается соорудить ролик или новостной сюжет с показом на всю страну, редко – на другие страны.
На самом деле в этом предприятии мало кто видит не частную цель частных лиц. В отличие от Гагарина, им – кругосветчикам - приходится нести флаг державы и спонсора, опираясь в огромной степени на личную инициативу. Почти, как пятьсот лет назад, когда по океанам шли корабли какого-нибудь Колумба в поисках новых земель и новых путей.
А между тем кругосветка на надувном паруснике не просто уникальна, но и, по сути, продолжает дело первооткрывателей вроде тех, кто покорял полюса, восходил на Эверест, искал в Амазонских джунглях «следы невиданных зверей». Планета Земля, кажется, исчерпала такие возможности? Все уже исхожено, описано и цивилизовано. Как обнаружить новые невиданные резервы для рывка ввысь и вглубь?
Экспедиция Кулика отвечает: есть такие резервы.
Думаете, это значит, на невиданных смешных агрегатах покорять то, что давно покорено?
Для тех, кто не в теме, маленькая справка. Анатолий Павлович Кулик родом из Краснодара, но давно живет в Новосибирске. В панельной «круговой» многоэтажке, из первого этажа которой он может видеть окна соседних таких же, как у него, квартир и практически не видеть неба. Хорошо, когда он может видеть, как к его подъезду подкатывают автомобили, а лучше – велосипеды друзей. Тогда он бросается к плите, чтобы угостить своим фирменным блюдом: картошкой фри. Друзья живут тоже не на островах и виллах и редко – в отдельных коттеджах. Но, тем не менее, они собираются, чтобы не только оценить кулинарию главного пирата – в хорошем маскарадном смысле – но и спеть и вспомнить, куда и когда ходили-плавали. У Кулика семья: дочь и сын, супруга, к сожалению, сделала его вдовцом. Он долгое время занимался наукой. А кто у нас в Академгородке ею не занимался? Не грибы же там собирать в соснах между корпусами.
Но наука не предоставила ему такой огромной лаборатории, как планета земля.
Такую лабораторию Анатолию пришлось брать штурмом. Начало было положено на Обском водохранилище – оно было к услугам – от снега до снега. И, думаю, ни одного сезона не было пропущено с тех пор, как паруса вирусом заразили мозг и весь организм этого человека. Он совершенствовал науку мореходства 20 лет… И, наконец, пришла пора дерзнуть. О том, что затея безумна, твердили все вокруг. А в сущности – что в ней безумного? Анатолий Кулик зачитал до дыр Хейердала «Путешествие на Кон-Тики». Тур смог. А почему не сможет Кулик?
Феноменальная затея – надувной парусник. Это судно, которое можно разбирать и собирать и перевозить всеми видами транспорта. В данном случае важно, что его можно везти самолетом, упаковав, а практически замаскировав, как багаж. Кулика так и спрашивали в порту старта: «Откуда прибудет ваше судно?». «Оно уже здесь», - отвечал капитан. «Где же оно. Почему мы его не видим?». «Оно – вот», - и Кулик указывал на баулы, ничем не отличающиеся, разве только размерами, от какой-нибудь ручной клади.
«Нет… Это – груз! А где ваше судно?» И разговор превращался в «сказку про белого бычка». Кода же команда расчехлила своего красавца, надула гондолы, воздвигла мачту и поставила паруса… Местные – ахнули. Никогда и никто еще не приходил к ним в порт Фуджейра не морем, а – самолетом. Это было настолько поразительно, что взглянуть на чудо явилась правительственная делегация. Сибиряки стали сенсацией. Но это было только начало. Никто из команды, включая капитана, никогда в жизни не были еще в океане. Как поведет себя надувной парусник, было не ясно. Хотя все досконально, как кажется, Кулик просчитал, но море заставило себя уважать. Тем более океан.
Из друзей-наблюдателей, оставшихся далеко на суше, погрузившейся в снег, никто не мог поверить, что «корабль плывет». Уже видеоматериалы были отправлены и закатаны на диск, а страна не знала своих героев. Впервые мне попался этот диск, когда он тихо лежал в фирме Кулика и был никому не нужен. Стояла зима. Новостная лента была полна рутинных событий, связанных с ее ходом. Какие тут океаны? Вы что?
Надо признать, что тогда – зимой 2006-2007 и сам Кулик не был уверен, что Индийский океан – это всего лишь шесть Обских морей, вытянутых в цепочку. Мог предполагать, конечно. Но опыта не было. Как удастся пройти неведомые воды, ощупанные дистанционно – это был большой вопрос. Тогда, в первую экспедицию, они отправились впятером: Кулик, Ковалевский, Пикалов, Маслобоев и Гридин. Гондол под палубой было две, значит катамаран. Потом, в следующих походах, Кулик опробует тримаран. Но для Тихого океана – самого большого – он опять вернется к катамарану…
Итак, диск с океанскими съемками был добыт. Но не ясно, годится ли для показа. Снимали любители – не операторы студий. Всю дорогу до ГТРК «Новосибирск» я, держа этот диск в руках, не знала, что там, что получится. И вот – мы в монтажной, диск заправлен… С первых же кадров стало ясно, что это сенсация. Таких съемок я еще никогда не видела. Съемок не с яхты, не с палубы корабля, а практически с самой поверхности океана. Волна была натуральна настолько, что немного кружилась голова. И это не был операторский брак! Это был открытый, неподдельный, живой океан! Он плескал, и брызги, казалось, слетали с экрана. Полное счастье. Сюжеты пошли, как горячие пирожки.
Но вернемся на Тихий. И вернемся к тому, что за резервы неведомого осваивает сегодня команда сибиряков, пройдя целиком самый большой океан земли и приближаясь к острову, с которого началась кругосветка? Прохождение этой нестандартной дистанции для такого класса судов – не главное в экспедиции, хотя чрезвычайно важно. Инженерные хитрости не режут глаза, они представляются простенькими и даже невзрачными – по сравнению с блеском яхт и катамаранов, проходящих кругосветку за полтора месяца…
Но та естественность жизни внутри океана, которая вроде бы вынуждена, малобюджетна, на самом деле позволяет поместить мореходов в условия максимально приближенные к тем, что были пятьсот лет назад. Шквалы и штили, ветра встречные и ливни - это было нормально, хотя и очень тяжело. Современный городской человек нам представляется избалованным и изнеженным цивилизацией, не способным на погружения себя в естественную первобытность. Но, оказалось, он не ломается. Хотя если говорить о правде, то она строго скрывается от нас – внешних зрителей. Дело даже не в этике. В экстремальных условиях океана, когда люди находятся тесной группой на малом пространстве, нам просто не понять того, что с ними происходит. Они шлют нам ролики, где они бодры-веселы. Они превращают аварии в приключения, когда такое случается – это правильно. Нам нельзя знать ту правду, которую они видят. Эту правду они оплатили личным участием. А мы – только зрители. Этой «драмы на море», которая обязательно должна стать «историей героического покорения пространства». В то время, как она на самом деле другая. Это история океана в себе. Это история жесткого разговора с собой и планетой. Это история выживания рядом с людьми, от которых ты не можешь ни уйти, ни уплыть, как от себя. И они превратились в твои зеркала. Каждый день ты смотришься в них, и бывает, открытия-то не радуют. Только небо, усыпанное не нашими звездами, иногда распахнет свой шатер и подарит им на миг – безмятежность. Только знание, ставшее чистой абстракцией, что когда-нибудь плавание окончится, дает силы терпеть и терпеть. Плыть и плыть.
В эти дни у них передышка. Остров Бали, курорт. Но до этого было больше двух недель кромешного плавания в индонезийских водах, изнурившего до бесчувствия.
Они крепкие парни. Нам пора выучить их имена: Анатолий Кулик, Евгений Ковалевский, Евгений Ташкин, Станислав Березкин. У них впереди самый тяжкий участок: финиш.
Затаим дыхание! Пусть дойдут до Пхукета. Пусть удастся им то, что еще не придумал ни один человек на земле. Помериться силами с мореходами на дистанции в пятьсот лет.