13:58
Между гоблинами и гномами

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Отягощенные мехами мы потянулись в зал… На этот раз гардероб не работал, и великий «Хоббит» будто приглашал нас «с вещами» в свое удивительное путешествие. Насадив безразмерные очки на пол-лица, народ захрустел попкорном, но хруст тут же потонул в других, более мощных звуках. Экран задышал, распахнулся печью и обдал жарким пламенем саги Толкиена. Когда полетели первые камни битвы и полезли страшилища, они удачно смешались с опоздавшими на сеанс. Те шли по ногам на места по нашему ряду, подталкивая бедрами в затылки – по верхнему от нас ряду и по нижнему тоже двигались – не доставая прикосновениями, но заслоняя тенями летящие в нас комья кино 3D, превращая его в 4-5D. Миры смешались.
В норе Бильбо Бэггинса пировали гномы, пахло теплой кукурузой, меха подпирали корпус с трех сторон, а с четвертой налегали приключения коротышки, ставшего героем Средиземья, спасшего мир. Новый год начинался почти красиво. Если не считать…
Пустяковые неудобства. Вон, Бэггинсу-то куда труднее, чем нам, пассажирам темного зала, лайнера, летящего виртуальной галактикой, сквозь грозы и грезы. Мужчина слева от меня, когда персонаж отрицательный замахивался, чтобы порубить «наших», подавался лицом вперед, будто хотел «пободаться» с этим типом. А мужчина справа – наоборот, откидывался на спинку кресла, приподняв подбородок. Я, как все женщины, держалась за сумку и верила, что «мы победим». Так прошли 166 минут, не давая скучать и раскачивая нас, кого куда.
Книжку Толкиена я читала вместе с сыном. Точнее, он мне читал вслух, когда вытащил как-то из груды закупленных для него трофеев. Перед тем, как книжка «нашлась», у нас был очередной кризис роста и отношений. Надо было срочно его преодолевать…
Толкиен толкнул нас опять в объятья друг друга. Те часы, что прошли за книгой, стали неожиданным подарком.
Поэтому, кино смотрим с повышенным интересом. Но сын – негодует, что в фильме отошли от книги… А я - не требую от кино ничего, кроме впечатления.
Хочу понять, как выглядят 180 миллионов.
Как они вернутся к тем, кто их потратил… Собравшись наподобие шариков ртути из маленьких денег в большие деньги.
При моей помощи, в том числе, не пожалевшей цены двух пицц, которые испекли бы мне. Подкидывая вверх лепешки и укладывая на них лосось и моцареллу. Два посещения кафе. Абсолютно безыдейного досуга в обществе товарищей по обжорству и сплетням на темы текущих событий.
180! Догнать и перегнать «Рапунцель» – самый дорогой мультик!
Вот зачем вышли в поход гномы. Не случайно, в финальном кадре – перед нами проплывают золотые кучи сокровищ в пещере, а из них вдруг высовывается глаз – дракон просыпается.
История Средиземья и попытка писателя наполнить художественной правдой реальную историю, соединенную с мифом, тут не причем. Толкиен сидел над старыми толстыми книжками и замышлял свое, те, кого он вдохновил – замышляли свое. Мы должны думать, что гномы пошли добывать справедливость, верить, что у них такая задача. И смелый отряд верхом на пони двинулся в «лес и дол видений полный»…
Нет, гномы на самом деле пошли искать золото. Они двинулись к нам. Они ведь уже сунули свои маленькие лапки в наши с вами карманы. И выудили у каждого понемножку. Дыша нам в лицо с огромного экрана и чаруя своим сказочным видом.
Сцена, когда коротышки обчистили кладовую Бильбо, чтобы устроить себе угощение, когда они хватали все подряд, а хозяин только жался по стенкам… Это ли не мечта? Ведь у гномов, как выяснилось, нет дома. Их прогнали из родной горы. Скитальцы способны и нам сообщить ностальгию. «У нас нет дома!», - эта тема волнует любого. Беженцы. Мигранты. Поэтому они разучились себя вести. Поэтому они так наглы. А не потому, что злы и гадки от природы.
И все-таки… мы, как дети. Да режиссер ведет нас за руку, как малышей, по своему фильму. И мы всему верим. Переживаем, что кому-то больно и страшно. Что сейчас вот-вот кто-то свалится в пропасть. Но знаем заранее, что он вернется, невредим, наш герой. Ведь сидел же он – уже постаревший на лавочке, - как пенсионер у подъезда, в начале фильма, куря свою длинноствольную трубку и пуская колечки.
Кроме того есть и предыдущая, знаете ли, дилогия. Так что – пусть срывается в пропасть, пусть бросается смело на огромного гоблина, пусть дрожит перед пастью людоеда (кстати, почему это его сделали тут людоедом?) Голлума… Все равно, победит. Победит и вернется. С кольцом. Как выяснится, кольцом всевластия. Но не в этой серии. Тут кольцо просто делает его незаметным, невидимым. Как красиво оно попадает ему на палец! Подпрыгнув в воздухе, замерев и порхая, как бабочка. Кстати, эффект 3D, когда бабочка или птичка машет крылышками у вас перед носом, срабатывает волшебно! Если человечество готово за это платить миллионы, я за. Но человечество гоняется не за бабочками, а за денежками, надо признать. Красота природы – фон для битв, а не для прогулок и любований. Подход характерный для нас, что говорить.
Итак, впечатления. Они были бы мощными, если бы я ценила графику, эффекты и трюки больше, чем силу мысли, силу игры. Но кто будет платить за силу игры актера?! Сегодня обоснованием для вложений не может быть то, что просто делается живым сиюминутным движением человека и все. Сегодня так не пойдет. Это напоминает андерсеновскую сказку про принцессу, которая не смогла оценить качество пения настоящего, а не сделанного соловья. «Так он настоящий?!, », - разочарованно возмутилась особа голубых кровей.
Так и мы возмутились бы, придя в зал и увидев игру актеров, а не блеск спецэффектов…
Отдавая обратно очки, выходящие после сеанса потребители зрелища, были довольны услугой. Они не тянулись друг к другу в единении от полученного импульса восхищения миром, в котором посчастливилось жить. Они шли каждый в свою нору Бэггинса. С мыслью подальше припрятать запасы. Чтобы никакие гномы, незвано нагрянувшие, ничего не нашли. Приключения? Да еще нежданные? Нет, слуга покорный! Слуга попкорный, так современней. Напяливая меха и вспоминая, что там было – во тьме кинозала? Вспомнишь не много. И не перескажешь. Скорее, это надо делать лицом, телом и звуками. Как в детстве: «А он кааак даст ему по башке! А наш как махнет…»

 
Любовь Иванова
Журналист, сценарист, критик