13:58
Ярость

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Сейчас любое высказывание должно быть чуть менее респектабельным и чуть более яростным.
Это цитата. Но я не беру ее в кавычки, потому что хочу присвоить. Хочу принять этот лозунг, сделав своим. Понять, насколько способна отказаться от одного в пользу другого.

Сибирь погрузилась в зиму: за окном снег, снег, снег.
Самый толстый и респектабельный, не побоюсь этого слова, из отечественных журналов, когда попался мне на глаза с этой своей новой обложкой… Показался не «Логосом», а сборником комиксов или раскрашек. Где его привычная черная фрачная одежда?
Главный редактор философского издания, автор той самой цитаты, Валерий Анашвили – за перемены. Не смотря на специальность кабинетного свойства, он прислушивается к гулу голосов толпы, он следит за читательским потоком.
Он не подобен Иммануилу Канту, перепутавшему себя и зонтик: вставшему в угол вместо него, когда пришел с неизменной прогулки в свой одинокий дом в Кенигсберге.

«Респектабельный черный цвет становится сегодня неуместен и читатель, взявший в руки журнал, может просто не воспринять такую обложку как что-то свое, подходящее его времени и контексту». Заявил Анашвили Артему Темирову («THEORY&PRACTICE»)
Мне он тоже ответил: «В чем-то Вы правы. Но "респектабельность" для меня все-таки скорее ругательство, чем похвала. "Ярость" же, понятая как страстность, брезгливо отторгнутая в публичные сферы оттопыренным мизинцем академического философского чистоплюя, давно ждет благовидного повода вернуться в свою философическую колыбель (вспомним яростных возгонщиков истины, античных и прочих). Дадим ей шанс!»
Что ж такое! Теперь к выскочкам с их выкриками, чтобы любою ценой привлечь внимание, присоединяются и философы. Мы все должны дружно выкрутить громкость, чтобы нас было слышно. Истерично и резко выглядят выступления говорящих и пишущих, потому что включились в состязание за прибавку ярости. За интерес читателя, слушателя, зрителя. Анашвили на самом деле не предлагает, не выдвигает лозунг, а констатирует неизбежное.
Когда все кричат, чтобы получить внимание, надо рявкнуть, перекрывая всех: «Тише!».

Опомнившись и поразмыслив… я и сама вдруг стала понимать, что ровные, спокойные тексты, где нет истерики сенсационности или разоблачительства не обнаруживают особой заинтересованности читателя. И за примером не надо далеко ходить. Какой-нибудь хлесткий заголовок – может резко усилить интерес. Не знаю, может быть мы сегодня такие стали непробиваемые и обитые ватой, что нужны специальные снаряды для достижения цели… Но сообщения доходят и позволяют увидеть реакцию, если снабжены запалом. Яростью, как выразился Анашвили.

Яростное спокойствие белого, горностай, мантия философа: сиди в тиши и размышляй. Что можно сделать с нашествием снега и льда? Ничего! Но между тем, посмотрите: со снегом борются. Его убирают и чистят, хотя он идет и идет. Машины пыхтят. Но сильнее воздействуют на воображение парни из теплых стран со смуглой кожей едва видимого закутанного лица. Сам юг пришел к нам побороться с неизбежной зимой. Эти парни своими руками, лопатами и ломами – сокрушают сибирскую зиму. По частям, медленно и упорно. Куда же им деться? Кроме бессмысленного черного труда на белом снегу им ничего не дается. У них шанс стать философами, размышляя о бессмысленном и бесконечном. Респектабельность или ярость? Крайний гнев или то, что внушает уважение, почтение. Парни с юга и наша зима.

 
Любовь Иванова
Журналист, сценарист, критик