13:58
Лёгкая внушаемость безответственности

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Обаяние легкости. Валентин Красногоров в фойе «Дома Актёра» отвечал на вопросы, улыбался, хвалил «Первый театр». Он прилетел из Санкт-Петербурга на премьеру своей пьесы «Золотая лавина». Постановку осуществил в Новосибирске Павел Южаков.

Премьер у Красногорова было, по собственному признанию, уже четыре сотни. Но рука драматурга по-прежнему легко движется и создаёт одну за другой драмы и фарсы, причти и комедии. Потом, когда пьеса выходит в свет, легкости её воплощения достичь труднее. Одну и ту же пьесу он видел и в четырехчасовом формате и в сорокаминутном – после переделок режиссера. Красногоров, рассказывая, делает большие глаза: «Понимаете?!.»
На этот раз длительность спектакля – два часа. «Первый театр» уже показал прогон. Уже внесены изменения, правки. Мы не знаем, какие. Но мы знаем кредо автора, избранного председателем Гильдии драматургов Санкт-Петербурга. Валентин Красногоров последовательно и настойчиво защищает права драматургов от попыток исказить, изменить текст пьес, что делается постановщиками, прямо скажем, легко.
И, насколько мне известно, Павел Южаков, не исключение. Казалось бы, они договорились: драматург и режиссер. Но между тем, когда в тексте пролога, которого нет в «исходнике», ему четко предлагают проголосовать, подняв «правую руку», он поднимает левую. Я тоже. Тут мы с ним сошлись. Мне ли, бедному-несчастному автору не знать, как решительно не считаются с твоим мнением, меняя текст. С полной убежденностью в своей правоте. Мне ли не знать, как нагло порой игнорируют права автора быть материально заинтересованным. Наши тексты обеспечивают нам существование. Мы не можем питаться воздухом. Кроме того, МЫ их писали. А не те, кто готов их менять или считать, что они упали просто с неба и принадлежат всем.
Об этом мы, едва заговорив, сразу запечалились, но и тут же воспрянули духом. Красногоров не боится давать отпор. Его публикации на эту тему множатся. Марине Давыдовой, написавшей статью о проблемах с авторами под заголовком «Хороший автор – мёртвый автор», он ответил. И свой ответ назвал «Хороший автор – живой автор». И, право слово, он живой! И при этом очень хороший автор!

Спектакль начался, и хороший автор показался немедленно. Как бы ни звучал текст, но продолжая Дюрренматта, плохой текст не напишешь. А «Золотая лавина» - притча, продолжающая сюжет «Визита дамы» о возмездии оскорбленной души, о жестокости, которая влечет за собой ещё большую жестокость. Но, чтобы это играть, надо обладать определенным знанием, опытом. Молодые актеры стараются ускоренно пройти путь, на который нужны годы и десятилетия. Они делают ставку на характерность, прибегают к гротеску. Но игра в вечный капустник, чем изрядно увлекаются все театры, сказывается на технике. Как им трудно! Но держатся молодцом.
В зальчике «Дома Актёра» собрались не простые любители провести время, а отборные театралы из кругов приближенных и вовлеченных в эту сферу. Они глядели и строго и добро, но в любом случае, самым заинтересованным лицом в происходящем был Валентин Самуилович Красногоров.

Перед спектаклем он успел рассказать о детстве, военном, которое прошло у него в Юрге – «два часа всего пути отсюда, если бы знал заранее, обязательно заглянул!». А ведь это тоже, как город спектакля – моногород, где одно градообразующее предприятие – Юрмаш, как известно. В биографии Красногорова есть и такой опыт, как работа заместителем мэра города Хайфы, так что тема власти им исследована досконально.
И всё же, на прямой вопрос его: « Как вам спектакль?», - ответить не просто. «Обязательно скажите мне, что вы думаете»,- заявил он взволнованно. И лицо весёлого, лёгкого человека стало серьёзным.
«Понимаете, я бы поставила всё по-другому. Но у меня нет - ни театра, ни декораций, ни актёров. Проблема физического устранения… Это страшно. Но страшнее, когда тебя устранили, а ты живёшь. Тебя нет в списке жителей. На тебя не полагается ресурсов. Тебя вычеркнули из списков. Как это делается у нас, когда составляются «прожиточные минимумы», на которые не прожить, «потребительские корзины», которые только цифры, пустые величины…». Так можно было бы уклониться от прямой оценки. От вопрошающего взгляда мудрого человека, который и без моих слов всё поймёт.
Пьеса-то хороша, и ребята постарались, хотя после лета в начале сезона им не легко показать ту форму, что была на выпуске весной. Но какая тема! Она такая не простая, что режиссер решил её давать частями. Пародируя попутно смачные детали и обстоятельства из нашей жизни: тут и Стас Михайлов подвернётся под руку и «бормотуха», или как она там зовётся, с резиновой перчаткой на горлышке трехлитровой банки…
Но не разбор постановки сегодня хочется учинить. А задуматься над той социальной драмой, что раскручена Красногоровым в целом ряде его пьес. Про которую написал Евгений Соколинский и что в полной мере относится и к нашей «Золотой лавине»:
«По форме, она представляет собой театрализованный психологический эксперимент. По сути, попытку разобраться в пружинах, которые управляют обществом. Одной из таких пружин является легкая внушаемость безответственности. Безответственность может повернуть управляемого человека в любую сторону, в том числе, к предельной жестокости».
Сорок лет Красногоров не был в Новосибирске. А приехав, немедленно приступил к самому главному: о предельной жестокости стал говорить предельно милосердно и нежно, глядя прямо в глаза и не надеясь на лёгкую нашу внушаемость, если речь идёт об ответственности.