13:58
Домино на тему «Родины», искусства, Врубелей и Ивановых.

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Врубелей два. Ивановых два. «Родина» одна. Искусств много. Даже изобразительных. Даже сегодня. И всё же, скудно.
Как там обещали: «Беспрецедентная, скандальная, нужная, важная, яркая»? Выставка «Родина» в Новосибирске, может, и покажется кому такой, но на самом деле в ней скорее много чего нет, чем есть. Вот Врубелей там два. А нет ни одного. Поясню.
Врубель старый – Михаил, представлен там - в картине «Времена года». Дубосарского и Виноградова. Художники эти сначала собирают на компьютере коллаж из репродукций, а потом, выведя его на шпаргалку и в нее подсматривая, пишут маслом что-то вроде плаката для кинотеатра. Фрагментом коллажа стоит бедняжка Царевна-Лебедь, смотрит на нас печальными и большими глазами, а вокруг густо расположились и другие участники парада живописи. У кого-то, как это ни странно, картина-плакат вызывает бурный восторг и поток ассоциаций.
Но у художника Виктора Иванова это вызвало другую реакцию: «Вы - киллеры русского искусства!». У меня это творение вызвало не много чувства.
Я приготовилась к эффекту «битого стекла во рту», если цитировать фильм Парфенова «Глаз божий» и ощущения купца Щукина от картин Пикассо. Но - ни битого стекла нет, ни киллерами не назову. Так, скорее вата. Степень воздействия плаката – почти баннера не высока. Прочитаешь, глянешь мельком. А чтобы стоять, дрожать, трепетать, волноваться – этого, конечно, нет. Экскурсоводы с каталогами под мышками пытаются хоть что-то выдавить из высохшего тюбика смыслов, не много им удается.
А между тем, старый Врубель, написавший свою Лебедь в 1900 году, заплатил за нее большую цену. Мало того, что сын у него родился с губой заячьей, так и рассудок у художника «помучиваться» стал неуклонно… Скажете, не связаны эти события между собой: жизнь – одно, искусство – другое? Как знать.
Но вот прекрасную его картину, оказывается, используют учителя начальных классов в «обучении связной речи». Марина Волкова ведет третьеклашек в Третьяковку, потом читает им Пушкина, устраивает прослушивания Римского-Корсакова… И, наконец, на уроке просит давать описание картины в свете полученных впечатлений.
Так старый Врубель служит учителем связной речи.
А вот новый Врубель – через стенку на выставке его картина-баннер - вряд ли будет работать таким наглядным пособием. Дмитрий Врубель с женой Викторией Тимофеевой создали коллаж «2007», но не с работ коллег-живописцев, а с фотоновостей. Путем набора самых разных лиц в одну обойму хаоса. Обойма хаоса стреляет, однако. Так, фрагмент картины – лицо умирающего Литвиненко «прошивает» глазами, где бы вы ни находились. Дмитрий доволен: «Прошивает, значит! И это правильно))».
Уроки связной речи по этому Врубелю давать не просто. Экскурсоводы перечисляют персонажей – их много. Связной картины не составляется, ибо тема картины – хаос. Но хаос внешний, информационный. Присутствие внутреннего хаоса не наблюдается. Наблюдается тема политики и понимание художниками цели своей. Врубель уже прославился однажды поцелуем Хонекера-Брежнева. Теперь такое уже не повторить. А художника я не вижу. Вижу энергию эмиграции, отсутствия присутствия в своей родной стране. Из Берлина с любовью? Нет, из Берлина с болью. Боли, впрочем, не демонстрирует, скорее, озабоченность и деятельность.
Мы Ивановы такие косные! Александр Иванов писал свой баннер «Явление Христа» двадцать лет… Виктор Иваныч, назвавший киллерами искусства наших гостей, тоже какой-то реалистично устаревший с рабочими да крестьянами… А я ходила по «Родине» и понимала, что это не выставка, а митинг. Картины здесь не картины, а плакаты. И они выступают с речами. Я всегда считала жанр плаката бесполезным, утилизирующим художников-неудачников. Но сегодня эти художники вдруг вырвались вперед и стали русским лицом для мира, покупающего искусство. Покупающего и продающего, или иначе – «интересующегося искусством». Спасибо устроителям «Родины», они показали.
Этот текст-домино не претендует на полноту обзора. Впервые я сталкиваюсь с такой недостаточностью желания рассказать об увиденном.