13:58
Усыновить… песню.

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Эта история начиналась в Томске. Знаете, есть такие юноши, у которых вечно торчащие вихры, и они, как девицы, чуть что, заливаются румянцем. Его звали Женя. Он пытался писать стихи, был студентом, играл на скрипке… Тогда ходили по стране барды стройными небритыми рядами, хрипло пели: «А в тайге по утрам туман, дым твоих сигарет…». Женя был совсем другой. Он тоже приезжал на бардовские концерты, но с ансамблем «Секунда»: пели поэзию Цветаевой, Блока, звучала скрипичная партия, композиции сильно были не похожи на Кукина и К.
Женя однажды осмелился удивить публику. Вышел с гитарой и запел, предварительно объявив название опуса «Географическая».

Всех нас манит туда,
где мы не были прежде,
где смеется волна,
чистый воздух и светел и свеж…
Я хотел бы достичь
мыса Доброй Надежды,
Чтоб пополнить запас
самых добрых надежд!

Не помню, дали ли ему какой-то приз, но могли дать. Возможно, с этой песней Женя стал неоднократно лауреатом фестивалей. Суть не в том. Песня была ему очень к лицу. Мечтательно-медитативное состояние человека, который, было понятно, никогда не достигнет никакого мыса на противоположной стороне планеты, никогда даже одним глазом не увидит океан… Но волшебство поэтического переселения души, запертой в географической точке пространства, позволяло быть всюду. Когда песня пелась, все затихали и прислушивались к огромному заграничному миру. На дворе был Советский Союз. К услугам сибирских студентов была тайга, туман и в лучшем случае – Обское водохранилище да реки.
Тает солнечный свет
в розовом океане,
волны лижут закат,
обжигаясь, попробуй-ка, тронь!
Но мне нужно найти
Земли Огненной пламя,
чтоб в остывших сердцах
снова вспыхнул огонь!


По законам телевизионного сценария в этом месте, чтобы перенестись в другое время, нужна перебивка.
Мыс Доброй Надежды – это место, где береговая линия впервые поворачивает на восток, открывая проход из Атлантического океана в Индийский. И хотя он не является самой южной точкой африканского континента (такая точка – мыс Игольный), с ним связано не мало легенд и важных исторических событий. Название мысу подарил португальский король Жуан II в конце 15 века, надеясь на то, что здесь открывается путь в Индию. И действительно, Васка да Гама такой путь проложил.
Несмотря на название, добрыми в этом месте остаются разве что надежды.
27 января 2011 года Женя шел на паруснике мимо этого мыса в противоположном направлении – из Индийского океана в Атлантический. Это был другой Женя, но тоже томич, играющий на гитаре, и у него в репертуаре была «Географическая».
Женя был в компании еще троих сибиряков, решивших этапами обогнуть землю на надувном парусном судне. Судном их тримаран считался условно. Никто всерьез не принимал заявку капитана Анатолия Кулика на такие путешествия. Но Кулик не сдавался и за 20 лет парусной практики и строительства надувастиков – сумел подготовиться. За его плечами уже был к тому времени Индийский океан и стоял на очереди Атлантический. Кулик сумел уговорить еще Юрия Маслобоева, Евгения Ташкина и томича Евгения Ковалевкого.
Четверка вцепилась в снасти и рули, а навстречу поднимались волны и ветер, ласково называемый в этом месте «Дыханием дьявола»…
Мыс Доброй Надежды по виду напоминает вытянутого ежа, острием носа впившегося в океан, скалы остры, как бритва и вполне соответствуют водяным космам вокруг. «Добро пожаловать в ад!»,- говорят в таких случаях. Сибирякам повезло. Их несло на скалы. Захлестывало и сдувало… Но, как сказал мне однажды Кулик: «Наше море (имея ввиду Обское) оно нормальное! Здесь шторм поднимается в пять минут. Белый шквал. Такого в океане нет. Там – дует и дует…». Тренировки не прошли даром.
Наблюдатели с берега не верили глазам: кто решился в такую погоду идти в гавань залива Аут Бей?! Ураган, гребни волн срезаются ветром в пыль, скорость его 25 м/сек. Но Кулику и всем остальным не оставалось других вариантов. Спланировать такое событие, как ураган не возможно, если ты не бог. Сибиряки «боролись за выживаемость». У них практически состоялся рекорд Книги Гиннеса, только об этом не знали заранее и не подали заявку.
Они вошли в гавань. Сумели.
А потом Ковалевский вальяжно уселся с гитарой ввиду тихого (в смысле уже спокойного) океана и пропел. Как он мог не пропеть: «Всех нас манит туда, где мы не были прежде…» - здесь, именно в этой точке?!
Правда, к тому времени, песня утратила авторство. Женя услышал ее как-то в компании и песня понравилась. По Томску она ходила, как брошенный пес.
Теперь у песни появилась история. Но надо было найти родителя.
По возвращении из экспедиции, на пресс-конференции, мы услышали «Географическую»-символическую. И прозвучал вопрос, не знает ли кто автора?..
Если бы я знала… Но было что-то такое знакомое! И такое далекое, дальше, чем острова в океане. Песню пел другой Женя. Узнать ее было трудно, как постаревшего друга детства, с которым не виделись долгие годы.
Песня тихо кралась темным лесом в глубинах памяти, и под ее шагами ломались сухие веточки. Наяву ли, во сне ли – вдруг вспомнился Женя томич, отложивший скрипку и взявший гитару. И голос, грассируя, произнес «Географическая»…
Наутро мне надо было срочно узнать, что стало с тем юношей и если он жив и здоров… Что тогда? Сообщить, что песня – его с мысами и островами, огнями и надеждами – действительно дошла до тех мест, о которых мечтал, грезил автор строк и несложной музыки. Тот Женя-поэт, скрипач и романтик.
Друзья, умейте вовремя останавливаться! Иначе…
Вскоре из Москвы был получен ответ.
«…если Вам предпочтительней, считать это случаем отказа от части
биографии, то пусть будет так; пусть это станет Вашей личной мотивировкой.

Просьба же была очень проста: не ассоциировать директора издательства
"…" с автором каких-либо песен и не утверждать этого публично. Он
не имеет отношения ни к тому юноше, о котором Вы пишете, ни к песенному
жанру вообще и рассматривает это утверждение как ничем не обоснованное и
никоим образом не заслуженное нанесение морального ущерба себе и
издательству, занимающемуся совершенно иной литературой.»

Я бы плавал всю жизнь –
океан безграничен.
И смотрел на закат – тот,
что бьется у птиц на крыле.
Только я обойду острова Безразличья.
Серой Скуки земли,
к счастью, нет на земле…


Когда вы читаете эти строки, капитан Анатолий Кулик и еще пятеро сибиряков идут вдоль загривка Южной Америки в бассейне Карибского моря. У них очередной этап кругосветки на надувном паруснике – катамаране на этот раз. Евгений Ковалевский, разумеется, в команде. И, разумеется, поет. Ту самую песню.
Перед самым отплытием мы решили, что песню… надо «усыновить». К счастью, имя Евгений осталось в наследство от прежнего папы. Так что песню «Географическая» теперь считаем нашей.
Ссылка, если захотите послушать:
http://www.youtube.com/user/AcrossTheOceans2010#p/u/4/xe59-XNXacM

 
Любовь Иванова
Журналист, сценарист, критик