13:58
Али Баба и тридцать художников.

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Тридцать художников, конечно, не сорок разбойников, что залезли в кувшины в известной сказке. Но 19 мая должна состояться Ночь музеев. И объектом нападения будет не Али Баба, а мы с вами. Ничего не подозревая или сильно подозревая, мы придем на выставку «Родина» Марата Гельмана – и не будет на нас ни кольчуг, ни бронежилетов. Придут женщины и мужчины, компании и одиночки, сильные и слабые – но все вооруженные лишь глазами да ушами, кожей да костями – телом, душой, чувствами, что там есть у нас у каждого в комплекте «человек». Многоточие.

Отступление первое. До вероломного нападения.
Признаюсь, у меня образование хоть и высшее, но не гуманитарное. Инженерию обожаю с детства, с момента, когда рассматривала чертежное оснащение отца и не могла дождаться, когда у меня тоже будут получаться такие превосходные линии. Технические чудеса вызывают у меня «первобытный восторг». Но вот однажды случилось нечто. Во время одного из «прямых эфиров», когда в кадре три человека с помощью головы и рта произносили не более, чем обезьяний лепет, я вдруг увидела, сколько в этом представлении запаковано гениальных находок человеческой мысли, сколько напряженного труда. Сколько людей поддерживало ход этого процесса, когда люди в студии были не объектами, а объедками показа. Вся эта спутниковая роскошь лежит у ног, обслуживает наши крайне содержательные « и чо?»… Если бы все изобретатели мира знали, как надругается над ними прогресс, сунувший в руку-крюку их бессонные ночи, надежды на неведомые миры будущего, их «жар холодных числ».
Меня кольнуло в самое сердце то, что я почувствовала тогда. Пусть и вас кольнет, если, конечно, получится.

«Не может чумазый играть на пианино!»
«Не может чумазый играть на пианино!» Интонация героя старого фильма Михалкова слышна, когда обсуждается переезд выставки «Родина» из Перми в Новосибирск, из помещения Областного краеведческого музея в помещение аэропорта Северный. Слышна с двух встречных сторон. Власть, пытаясь судить о выставке Гельмана и ее месте, употребляет действия, как с «чумазым». Но и с другой стороны резкие слова в духе - «чумазый!». Посередине зритель. Не удивлюсь, если и он – чумазый. Вместо любовного треугольника у нас треугольник ненависти. Пара тяготеющих друг к другу – ненавидит третьего. Партнеры сливаются в страсти, против третьей стороны. Другого альянса я тут не вижу.

Отступление второе. Вероломное нападение начинается.


Я ни в коем случае не искусствовед. Но искусстволюб. Невежественный, разумеется. Через мои руки, глаза, голову прошло не так много произведений. Оправдываюсь тем, что люблю, например, одного мужчину, и как бы меня не урезонивали, что не видала получше, пока остаюсь при мнении – отличный мужчина! Есть у меня два любимых художника, например. Александр Гнутов и Дамир Муратов. Послала им запрос, как насчет Гельмана, там ли вы? Нет их там. «Это его Родина», - ответил Дамир из своего Беднотауна. Русский лес Александра: волки, лягушки, рыбы кистеперые - тоже мимо:
«Пеленай меня, родна матушка,
Что во крепки латы булатные,
А на буйну голову клади злат шелом,
Во праву руку – палицу,
А и тяжку палицу, свинцовую,
Да чтоб весом та палица в триста пуд»
Так бы и идти на выставку в ночь 19 мая. Чтобы встретить «более 30 современных художников, все – первого ряда», как выразился Сергей Самойленко. Оговорюсь, доспехи и вооружение – фигура речи, предполагающая только возможность отразить нападение.
Тест на «непуганого идиота»
Умный человек Самойленко! Очень красиво пишет. Разбирается в предмете досконально. Поэт. Одна его публикация в интернет-журнале, и указатели для нас расставлены. Вы – идиот? Тогда вам не понравится выставка. Тогда вы вообще – непуганый идиот. У нас таких наберется целый край, не переживайте. Но если вы – просвещенный европеец, или хотите таким слыть, тогда голосуйте за «Родину», обращайтесь к экспертам, которые все объяснят. И преобразится половая тряпка, и спринцовка, и обезьяна в медалях.
Прости «Али Баба», тут нужна европейская сказка. «Новое платье короля», называется. Условились, платье прекрасное, всем видно? Если кто-то крикнет: «Голый!» - идиот. Так что возьмите себя в руки и пройдите проверку на идиота. Правду будете знать только вы. Если промолчите.
Но как быть, если такое сильно действующее средство, как искусство, все же нанесет вам удар? Например, на меня лично обезьяны в гимнастерках с медалями подействовали. Но я предпочла бы не получать такого впечатления. Даже рискуя никогда не стать просвещенным европейцем.

Рондо
Представляется, как везут фуры разнообразное художественное добро по крутым подъемам и спускам, мимо озер и болот. Тихо позвякивают склянки, попискивают спринцовки, хмуро помалкивают половые тряпки, благородно несут себя гигантские полотна. Из Перми в Новосибирск, из Областного краеведческого музея в здание аэропорта Северный по сложной траектории движется выставка Марата Гельмана, собранная из произведений «более 30 современных художников, все – первого ряда».
Тридцать художников, конечно, не сорок разбойников, что залезли в кувшины в известной сказке. Али Баба приютил у себя караван смерти, но в простоте своей так этого и не понял.
«Попавшись гопникам, которых нынче густо,
Я думал, схлопотав в табло не мало:
«В России нету современного искусства,
Поскольку современность не настала»
Александр Дельфинов.