13:58
Нерусские сезоны

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Нельзя пренебрегать опасностью стать «записным брюзгой», пускаясь вплавь по волнам театрального моря. Оправданием такого критического амплуа может быть только то, что театры пока живы, и говорить о них можно, как о живых. Стало быть – не молчать и не только хорошее. Признаками жизни театров считается их наполнение публикой. Критерий условный для меня. Потому что на входе и на выходе – выражение радости на лице может быть по разным причинам. Освобождение от чудесного зрелища вызывает порой не меньший прилив энтузиазма, чем желание его узреть.

Но, к делу. Выражение «Русские сезоны» пустил в мир некто Дягилев, когда привёз в Париж небольшую группу русских артистов балета, соблазнённых им на разный манер. Кому-то из молодых мечталось вырваться из крепостной структуры столичного театра, где «должности» премьеров и прим принадлежали не им, кому-то по молодости лет хотелось взглянуть на мир и себя проявить, кому-то физически нравился Дягилев, кому-то психически не хватало впечатлений. Ну и не последнее дело, гонорары. Точнее, надежды на них. Как бы то ни было, проект оказался успешным, Париж встал перед фактом русского балета и не смог его не признать. Русская балетная школа настолько «обнаглела», что поставила себя со временем, как мы знаем, «впереди планеты всей».

К чему это я клоню? К фестивалю, который в эти дни проходит в Новосибирске. Называется он Пятый Сибирский… Сибирский, вы уверены? Вы ожидаете, что на этот фестиваль съехались артисты балета из самой бело-зелёной таёжной части суши? Как бы не так. Вся сибирскость или сибирячество фестиваля заканчивается на его названии. Видимо, как дань, как говорят обычно, смелости - приехавших к нам в глушь. Кто же они и какие благородные мотивы ими движут? Обратимся к афише. Не имена, а песня: Пьер Лакотт, Начо Дуато, Иржи Килиан… «Постойте, так нельзя! Это же наше изобретение. Это же мы – к вам…» «Тогда – вы к нам, а теперь – мы к вам!»

Область балета на планете пересматривается. Русский балет отменяет «крепостное право» классической школы. По стране следуют «бунты». Из Большого – как бы бегут – его пара солистов, например, «Вася и Ося», как называют друзья Ивана Васильева и Наталью Осипову. Ивана, мы, кстати, видим в Новосибирске в этом фестивальном заезде. У него две первые партии: Спартак и Солор. Васильев в роли Васильева, того, что создал эталон Спартака. Нашему солисту Роману Полковникову да и самому Игорю Зеленскому теперь надо иметь ввиду, что публика его увидела.
Бунты в балете – эксперименты, пластические «инсинуации» на классической и почти гимнастической платформе. Они зрелищны, они предоставляют возможность артистам балета, не обладающим абсолютными классическими кондициями, не уходить в запас, а жить полноценной сценической жизнью. Ибо чистая классика «зело тяжела».

Москвичи и «питерцы», составившие десант фестиваля, конечно, доставили удовольствие публике. И себе. И директорам театров, и художественным руководителям. И тем театрам, что на освободившейся площадке театра Станиславского и Немировича-Данченко показывают в эти дни спектакли-номинанты фестиваля «Золотая маска».
Собственно, мой укор, упрёк… состоит только в том, что такое полезное и прекрасное мероприятие, как Сибирский фестиваль балета, может нести несомненный вред. Как?! Артисты, вечные бродяги, как их не корми, всё равно смотрят, где «получше». Всё равно мечтают о карьере и, когда возникает шанс, хватают его. Новосибирский театр уже нёс невосполнимые потери от ухода артистов поодиночке и группами. Эта проблема не так страшна, если в очередь за солистами стоят толпы новых и ждут, когда место освободится. Но что-то не видно очереди, среди вакансий НГАТОиБ – распространители билетов и они – артисты балета.
Получается, к нам на «Сезоны» съезжаются чужие и на денёк, а уезжают потом свои и навсегда…
[/SIZE][/FONT][/SIZE]