13:58
Классики и трусики в театре «Глобус»

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Впервые в театр «Глобус» меня привела девушка Ольга, танцевавшая там в студии. Сцена, когда я её увидела, показалась ладьёй. Её вместительная овальная палуба, её занавес, шелестящий, как паруса, зрительный зал, с его аплодисментами, напоминающими звуки прибоя… всё было сказочно. «Да»,- говорила я себе мысленно, - «…в таком театре и зрителем, и артистом быть – счастье». Ольгины глаза блестели слезами. Она ведь уже не приходила сюда, она была студенткой двух иногородних ВУЗов одновременно. Забежала, чтобы представить мне свой любимый театр. Давали в тот день «Конька-горбунка». За кулисами я пристала с вопросом к постановщице: « А вы знаете рост Конька-горбунка? Знаете, что такое, «три вершка» в переводе на наш язык? Три мизинца моих. Разве может быть такой рост у маленькой сказочной лошадки? Как сидеть на таком коньке и тем более скакать по лесам и долам?» Ответа, конечно, не было. Времена миновали, когда рост измеряли в вершках. И забыли напрочь, что вершки прибавляли к паре аршин, не упоминая их, потому что всем было это известно тогда.



Времена миновали. Я снова в театре «Глобус». Смотрю пьесу на малой сцене по Мисиме «Маркиза де Сад». Молодёжный театр подрос. Его экспериментальная площадка расширилась. Вершки и аршины годились бы, чтоб измерить ширину моих глаз. Как попал этот спектакль в репертуар, чьей причудой?.. Бедный «Конёк» к тому времени уже списан был, наверно, в утиль. Травести выдвинулись в герои. Но сомнительного амплуа. Поговорка про маленькую собачку, что до старости будет в щенках – не про них.

Было похоже, что дети, возможно, смотрят своё – в большом зале, а родители погрязают здесь в своих мерзких пороках. Вместе с актрисами. Их было двое. Неприлично было вполне. Мелкий штрих – без картинки:




БАРОНЕССА. Как можно соединять порок и благодать?


ГРАФИНЯ. Благодать, по маркизу де Саду, можно обрести лишь преумножая


достоверное, и она, благодать, непременно должна ощущаться всеми органами


чувств. Это не та благодать, коей тщетно дожидаются ленивцы и лежебоки. Вот


в Марселе маркиз и приложил максимум стараний. Вернув в комнату лакея, он


пустился с ним и Мариеттой в многотрудное плавание по океану наслаждений.


Втроем они изобразили некое подобие трехпалубной галеры и дружно заработали


веслами. А в небе еще пламенели кровавые краски рассвета - утро ведь только


начиналось.

( Цитата Юкио Мисима «Маркиза де Сад» пер. с японского Г. Чхартишвили)

Времена миновали. И опять шелестит, точно парус, занавес большой сцены… «Алые паруса». Ещё нет генералки. Ещё только 16 премьера. Но уже всё записано так, будто она состоялась и выложены фото и видео. Википедия стерпит. Стерпит и зритель, ибо его убаюкивают позитивом по адресу креатива. Спросите, кто? Кто пишет эти хвалебные недорецензии на недовышедшие спектакли? Это понятно, кто.



Но не о «Парусах» речь сегодня, раз они ещё только в «проекте». Кто учился в школе, тот помнит «Грозу» Островского. Кабаниху, Катерину, образы их светлые и тёмные, сочинения и тоску. Теперь те, кто помнит тоску, ставят пьесу. Островский, не крутись!

Вы не узнаете тот утёсик на речке, где любила взмахнуть, как птица крылами, руками белыми Катя Кабанова! И Катю – вы не узнаете! Современность ворвалась в мир застойных купеческих улочек драматурга 19 века. И натворила! Подобно опоссуму, что прогрыз дыру в пекарню и, объевшись булок с вареньем, так распух, что не только эвакуироваться, но и пошевелиться не в силах. Все педали на секс! Секс был при Островском, и школьникам не пристало не знать в наши дни, как носить кружевное бельё и чулки, как их показывать публике. Нет уроков про это в школе, так пожалуйте к нам в театр. «Луч света в тёмном царстве»? Сейчас статью так уже не назвать. Критика можно на свалку послать, вслед за «Коньком-горбунком». Может, театр «Глобус» уже не в той парадигме воспитания поколения? Свои пряные блюда печёт он для гурманов с опытом.

(Отсылаю на сайт фотографа Виктора Дмитиева в архив за ноябрь 2011г – две подборки «Голая пионерка» и «Сегодня была «Гроза»)



За Островского вступится некому. Во-первых, по школе ещё надоел своими нравоучениями. Во-вторых, чтобы его вообще читали и смотрели, надо вводить спецэффекты. В-третьих, сейчас сидеть весь спектакль и просто смотреть и слушать не под силу публике – без подкорма. В-четвёртых… В пятых-десятых, почему, хотя первый показ был ещё в ноябре, на афише «Грозы» до апреля пишут «премьера»?



Островский, я тоже помню учителя и его уроки с «Грозой». Может, ты не при чем. Может это Степан Фёдорович скучал в школе, а надо было по плану учить и учить…Кто-то из смелых написал тогда креативное сочинение. Вступление и заключение были, как полагается, а внутри – три листа испещряли «редиска морковка редиска морковка…». Стёпа поставил пять. Мы были счастливы.

Может в «Глобусе» тоже такой креатив, для проверки? Тогда вам «пять».


 
Любовь Иванова
Журналист, сценарист, критик