13:58
Шесть вопросов о тарифах

БЛОГИ на Сибкрай.ru

В четверг состоялось обсуждение проблемы тарифов на площадке ОНФ, где присутствовали представители регулятора, СИБЭКО, Горводоканала, совета депутатов Новосибирска, администраций города и области, общественники. Изложу свои впечатления от состоявшейся дискуссии, ответы на заданные мной вопросы и комментарии к ним. Как и планировалось изначально, разговор удалось выдержать в конструктивном, деловом ключе, без эмоций и взаимных обвинений. Жаль, что такой разговор не состоялся раньше, может быть, и не было бы никакого накала страстей, возможно, не было бы и такого повышения тарифов. Все возможно, но обо всем по порядку.

Первый вопрос: Об ответственности органа представительной власти за принятое решение.

Задал вопрос Юрию Зарубину, заместителю председателя Горсовета. Юрий Федорович ответил, что Горсовет «идет вслед за субъектом». Это означает, что инициатива принадлежит исполнительной власти, а в полномочиях представительного органа лишь согласовать или отказать в согласовании. Объяснил он, и как создавалось письмо Дмитрия Асанцева, председателя Горсовета, губернатору, с просьбой уменьшить тариф. Собрался накануне совет (или президиум) Горсовета и все единогласно решили обратиться с этой просьбой к губернатору, потому что это решение «взволновало» общественность.

Я не стал задавать вопрос Юрию Федоровичу о том, почему депутаты не подумали об этом раньше, почему не провели экспертные обсуждения (вопрос на сессии рассмотрели всего лишь за полчаса, не дави возможности интересующимся проблемой депутатам задать вопросы и обсудить).

По-моему, и Юрий Зарубин, и другой зам председателя Горсовета Евгений Яковенко впервые от меня узнали о том, что полномочия установления тарифа принадлежат как раз, органу представительной власти, а не губернатору, который лишь предлагает предельные (максимальные) индексы. Эта процедура подробно расписана в Постановление правительства Российской Федерации от 30 апреля 2014 г. № 400 "О формировании индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги в Российской Федерации». Читайте. Ищущий, да обрящет.

Еще меня удивила позиция Евгения Яковенко, который заявил, что депутаты – не эксперты, и не могут всего знать и во всем разбираться. Получается, что депутатам можно подсунуть какую-нибудь оппортунистическую ересь, и они за нее проголосуют? Нет, товарищ депутат, назвался груздем – полезай в короб, а не в дамскую сумочку.

Впрочем, это вопрос об управлении, который я не устаю поднимать год от года.

Второй вопрос: О неэффективном расходовании средств на ремонты.

Предварительно я озвучил данные КСП Новосибирска, проверившей в прошлом году МУП «Энергия», где приведены индексы износа объектов коммунального хозяйства. Оказывается, что физический износ всех объектов, в среднем, составляет 52%, а никак не 90%, которым нас пугают энергетики и власти. Преслвутые 75-90 процентов износа – это «бухгалтерская отчетность», а это не одно и то же, что физический износ. Не случись «круглого стола» в ОНФ, мы бы никогда не добились от регулятора и энергетиков этого признания.

Вопрос о том, что КСП на каждом проверенном объекте выявила завышение расходов от сметной стоимости, что свидетельствует о неэффективности расходования средст при проведении ремонтов на муниципальных сетях, похоже, застал ответственных товарищей врасплох. Юрий Зарубин сказал, что материалы КСП куда-то направляются, по ним принимаются решения, но какие именно решения были приняты, не сказал.

Зато заместитель мэра Данияр Сафиуллин обнадежил, что прежнего начальника департамента ЖКХ мэрии с работы выперли, и на его место назначен новый грамотный товарищ, и теперь дело поправится.
Меня этот ответ не удовлетворил, и вот почему. Я не увидел системной работы – нет контроля, нет системы контроля – уточню. И, во-вторых, речь в акте КСП шла только о муниципальных сетях, а контролируется ли расчет и выполнение смет на сетях СИБЭКО, начальник департамента по тарифам НСО, он же регулятор, Гарей Асмодьяров промолчал. Поскольку мы изначально договорились не устраивать дискуссию, я не стал эту тему развивать дальше. Придется просить проверить это прокуратуру.

Вопрос третий: О балансе и небалансе.

Если губернатор и Данияр Сафиуллин говорили о бедственном положении сетевого хозяйства, как главной причины необходимости повышения тарифов, то Гарей Асмодьяров главной причиной считает другую. Дело в том, что в прошлом году на 5.9% снизилось потребление тепла. Эти 5.9% тепла, которое СИБЭКО выработало, но которое не потребили и формирует две трети (10%) в том пятнадцатипроцентом повышении. Получается, что правительство несколько лет пропагандировало программу повышения энергоэффективности, народ откликнулся, стал экономить, а ему говорят – чем больше сэкономил, тем больше заплатишь. Таким образом, чье-то субъективное понимание «экономической» проблемы переходит в проблему «политическую», ставя под сомнение доверие к власти.

По этому вопросу есть некоторые сомнения экономического порядка. Существует Приказ ФСТ России от 13.06.2013 № 760-э, который и определяет порядок формирования тарифа на тепло. В этом Приказе перечислены все условия, влияющие на формирование тарифа, и среди них нет указания на то, что «недобор» тепла должен покрываться регулируемой организацией за счет тарифа. Некоторые эксперты считают, что эти убытки организация должна покрывать за счет своей прибыли.

Не услышал я убедительного ответа и на вопрос о том, можно ли предпринять какие-то технологические решения по уменьшению производства тепла, чтобы производить столько тепловой энергии, сколько можно продать потребителю. Должна же быть в СИБЭКО программа повышения энергоэффективности! Иначе, нам долго придется повышать тариф, поскольку появляются альтернативные источники производства тепла – многие предприятия отказываются, как раз, из-за слишком высоких тарифов от услуг СИБЭКО и создают свою генерацию.

Эти вопрос следует задать ФАС, ФСТ и прокуратуре. Кроме того, и в мэрии и в областном правительстве существуют соответствующие органы, отвечающие за экономическое развитие и «руководят» промышленностью. Они должны планировать, регулировать. Судя по всему, эффективность этих органов невелика, что опять же ставит проблему реформы управления. Уверен, что это не столько экономическая и технологическая, сколько управленческая проблема.

Четвертый вопрос: О раздельной себестоимости.

Дело в том, что ТЭЦ вырабатывает тепло и электроэнергию на одном и том же оборудовании. Однако электроэнергия, продающаяся по рыночным ценам на оптовом рынке более выгодна, чем тепловая. Поэтому, расчеты затрат, прибыли производятся на базе оценки раздельной себестоимости продукции ТЭЦ. Здесь есть очень много подводных камней: например, желание регулируемой компании переложить затраты на тепловую энергию, а потом заставить региональные власти повысить тариф.

Кроме того, не существует одного, бесспорного и безупречного способа разделить затраты на ТЭЦ между производством электрической и тепловой энергией. Оценка себестоимости электроэнергии и тепла на ТЭЦ по любому методу деления топлива искажает реальную картину доходности бизнеса.

На этот вопрос ни регулятор, ни СИБЭКО не ответили. А хотелось бы, тем не менее, знать, насколько регулятор уверен в том, что такое разделение корректно произведено? Не получается ли так, что все затраты списываются на тепловую энергию, а сверхприбыль извлекается из электрической? А те миллиардные «консалтинговые» услуги, которые компания «Ру Ком», якобы, оказывает СИБЭКО – всего лишь хитрый способ «изъять» полученный доход и снизить налогооблагаемую прибыль?

Этот вопрос следует поставить перед прокурорами.

Пятый вопрос: Опять о государственном и муниципальном управлении.

Тариф – далеко не единственный источник финансирования программ модернизации и реконструкции сетевого хозяйства. Существуют и другие источники: снижение потерь (а они растут), инновационные мероприятия в генерацию, мероприятия энергоэффективности, выпуск облигаций, кредит (при участии бюджета в погашении части процентной ставки) и многие другие. Наконец, прямое участие бюджета, как это было сделано в 2012 году: тогда 200 миллионов рублей на ремонт и модернизацию выделило СИБЭКО и по 100 город и область. Кредитные ресурсы тоже не так уж и обременительны. Если взять крупную сумму, то единовременно можно выполнить гораздо больший объем работ, что приведет в скором времени к значительной экономии за счет снижения потерь и повышения эффективности оборудования.

Но это тоже не экономическая, а управленческая проблема.

Это был единственный вопрос, который вызвал реакцию у сторонников повышения тарифа. Юрий Зарубин, например, пообещал «покопаться» в бюджете и обсудить со специалистами.

Шестой вопрос: О праве народа на самоопределение.

Косвенно мою позицию о том, что природа возникшего конфликта лежит не в технологиях и не в экономике, подтвердил присутствовавший на круглом столе министр региональной политики Игорь Яковлев. Он напомнил товарищам, что «неформальный», келейный способ принятия решений больше не пройдет. Сегодня общественники – не бузотеры, а эксперты, способные разбираться во многих тонкостях узких проблем. Тем более, в наш век доступности любой информации. При принятии решений нужно просчитывать все риски, в том числе, политические, менять способы коммуникации – объяснять, спорить, доказывать, идти на компромисс, а иначе не получится.

В силу своего статуса Игорь Николаевич на этом и остановился. А я продолжаю: нужно менять систему управления. Дальше – некуда! Любая инновация, толчок к развитию зависят не от количества денег, а от наличия идей и способности их применить!

Это единственный вопрос, который я не знаю, кому адресовать.
 
Антонов Константин Александрович
Руководитель Новосибирского филиала Фонда развития гражданского общества, доктор социологических наук
Мужчина использовал машину «скорой» как личный транспорт
«Неблагоприятное» потепление ждет Новосибирск
Дырявый дом построили для переселенцев из ветхого жилья
Участников вооруженных налетов обезвредили в Новосибирске
Врача привлекли к ответственности за смерть Павла Подъячева
Поддельное пиво разливали по бутылкам на складе
Проектировщик четвертого моста потребовал 54 млн через суд
Новосибирцам предложили «лайкнуть» девушек в погонах
Легендарный дирижер едет на Транссибирский арт-фестиваль
Измененный проект застройки Богдашки вызвал споры в мэрии
Десятки детских садов и школ прекратили занятия
Альберт Кошкин покинул пост президента «Сибмоста»
Следователи создали фоторобот сгоревшей в костре женщины
Новосибирский завод отсудил 80 млн у американского поставщика