13:58
Стиль руководства Юрченко: если проблема есть, не нужно никого обманывать и тянуть кота за хвост

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Сегодня министр здравоохранения докладывала губернатору о ходе работы комиссии, которая разбиралась с нашумевшим делом, когда мать восьмимесячного малыша обвинила СИСТЕМУ в его гибели. Что стоит за этим обвинением? Это значит, что конкретного виноватого нет – ведь система не персонифицирует ответственность. Нельзя привлечь главного врача ЦКБ, за то, что в больнице нет детской реанимации и она не смогла бы оказать помощь. Нельзя наказать руководителей СО РАН за то, что не передали раньше эту больницу муниципалитету – это спор хозяйствующих субъектов. Скорую помощь тоже не накажешь за то, что в их реанимобиле не оказалось, по словам Дарьи Макаровой, необходимого оборудования, и так далее… Хотя нет, у нас губернатор и президент виноваты во всем по определению, потому что по определению отвечают за это «все». И никому нет дела до их проблем.

Сегодня губернатор свое слово сказал. Судя по его поручениям, данным по итогам работы комиссии, он честно признал – проблема есть . Неважно, что организация педиатрической помощи, система финансирования здравоохранения - это не специфическая проблема Новосибирской области – так вообще в стране сложилось. Важно другое – высшее должностное лицо области взял на себя ответственность и, зная характер Юрченко, можно быть уверенным - он три шкуры сдерет с тех, кому дал поручения.
Но я о другом.

Давайте прокрутим пленку назад, к тому моменту, когда вся эта история закрутилась в Интернете. В тот же день, когда Дарья Макарова опубликовала эту историю на форуме, Юрченко дает поручение создать комиссию и доложить ему о результатах проверки. Обратите внимание: комиссии было дано поручение разобраться не с этим фактом, а с системой оказания помощи. Юрченко живет в реальном мире и прекрасно понимает, что если все то, что изложила мама малыша правда, то виновата СИСТЕМА.

Комиссия была создана и оперативно приступила к работе. Казалось бы, заработал механизм. Но дальше все пошло по традиционному сценарию. Традиционному не только для России – бюрократия в любой стране мира следует логике формального рационализма, о чем еще 100 лет назад очень подробно написал один из основателей социологии Макс Вебер. Веберовская трактовка должна бы стать обязательной литературой для любого, кого судьба возвела хоть кем-то управлять. Но, ее постижение требует серьезной академической подготовки, поэтому порекомендую труды Роберта Мертона, не менее авторитетного социолога, большого друга Советского Союза, адаптировавшего классические социологические понятия, расположив их в координатах структуры и функций. Так вот, Мертон, обнаружив, что современный мир так заформализован, настолько стандартизирован, что это приводит к тому, что организация утрачивает гибкость поведения, поскольку все возникающие здесь вопросы и проблемы решаются исходя из прецедентов. Постепенно тщательный поиск альтернатив начинает сокращаться.
Еще одним негативным свойством бюрократических структур является "отсутствие способности спонтанно и по-новому реагировать на окружающие условия, что существенно необходимо для эффективного функционирования организации".
Все это имеет прямое отношение к тому, что произошло дальше.

23 ноября и.о министра здравоохранения Ольга Кравченко зачем-то поздно вечером (в нарушение всех традиций и устоявшихся практик) собирает что-то вроде брифинга, на который попадает весьма ограниченное количество журналистов (не попавшие на встречу тут же обвинили власти в сокрытии информации и т.д. У меня возникает профессиональный вопрос – зачем нужно было это делать, на пустом месте порождать конфликт? Кто уполномочил министра на публичные действия, если ей было поручение разобраться и ДОЛОЖИТЬ губернатору? Кто из специалистов по связям с общественностью посоветовал сделать это и есть ли таковые вообще?).

На этом брифинге Кравченко говорит следующее: «все необходимое для реанимации детей в машине скорой помощи было». Но это противоречит утверждениям Макаровой – воздух в легкие малыша нагнетали вручную. Это утверждение противоречит и тому, что указал в своих поручениях Юрченко: «внести предложения по оснащению бригад скорой помощи и определенных медицинских учреждений города и области необходимым оборудованием по оказанию экстренной помощи детям». Это может означать только одно – того самого «необходимого» в этой машине НЕ БЫЛО!

Дальше, Кравченко утверждала, что «после выписки из областной клинической больницы и предложенного наблюдения в муниципальной поликлинике мама фактически отказалась, написала отказ письменный». На это отец малыша официально заявил, что требует показать тот самый письменный отказ. Его не было.
Кравченко косвенно упрекнула Дарью Макарову в том, что «наблюдение ребенка практически велось путем осуществления консультаций в частных клиниках… для того, чтобы таких проблем не случалось, с серьезными диагнозами дети должны наблюдаться в специализированных центрах и в серьезных поликлиниках».
Это утверждение вызвало такое возмущение на форумах и в блогах, которое трансформировалось в цунами во всем российском рунете. Тысячи людей поделились своими реальными историями хождения по поликлиникам.

Объяснил ситуацию и отец малыша: в поликлинике НЕ МОГУТ оказывать помощь в необходимом объеме! Даже в частном центре, куда они обратились 2 ноября, смогли поставить на очередь только на 15-е! А нужно-то было всего-навсего посмотреть глазное дно. В поликлинике и этого не смогли сделать, не говоря уже об оказании других услуг. Попутно поделюсь своим опытам: моя жена уже полтора года (!) не может попасть к узкому специалисту именно для ДИНАМИЧЕСКОГО (а другое и не нужно – слава богу, за деньги мы получили консультацию) наблюдения. Врач-онколог (!) то в отпуске, то на курсах, то руку сломала, а в другие лечебные учреждения поликлиника не направляет.

После истории с сыном Дарьи Макаровой случилась подобная трагедия в Мошковском районе, что переполнило чашу терпения Юрченко. На этот раз он собрал членов Правительства, представителей мэрии Новосибирска, руководителей учреждений здравоохранения города и области, главного педиатра региона и сделал ряд поручений:

Во-первых, через десять дней ему на рассмотрение должна быть представлена программа по улучшению ситуации в системе педиатрической помощи города и области, которая учтет все основные выводы комиссии.
Во-вторых, необходимо разработать новую транспортную схему по оказанию неотложной помощи и включить в эту схему все лечебные учреждения независимо от их ведомственного статуса.
В- третьих, внести предложения по оснащению бригад скорой помощи и определенных медицинских учреждений города и области необходимым оборудованием по оказанию экстренной помощи детям.

Далее глава области отметил, что необходимо в срочном порядке решать проблему с недостатком специалистов-неонатологов в учреждениях здравоохранения в сельской местности.
Также Василий Юрченко поручил подготовить все предложения по проекту строительства в Новосибирске областного перинатального центра.

Говоря о ситуации в Советском районе Новосибирска, Губернатор подчеркнул, что пока будет рассматриваться вопрос о передаче ЦКБ СО РАН в муниципальную собственность, необходимо принять меры для улучшения ситуации с оказанием медицинской помощи всем жителям Советского района. Отметим, что сейчас госпитализация детей с острой патологией из Советского района происходит в Бердскую центральную районную больницу. Эта больница будет усилена для приема дополнительного количества детей.

Если их внимательно почитать, то сразу станет понятно – обо всем этом и говорила Макарова в своем сообщении на форуме, на встрече в Минздраве РФ, на митинге, на пресс-конференции, о которой сообщили все российские СМИ.

Теперь, что в остатке?
Министр публично на аппаратном совещании обиделась на СМИ, мол, они раздувают эту историю. Поверьте, за 25-летнюю журналистскую практику я наслушался таких сетований от чиновников. И, поверьте, что ни разу, ни одного чиновника не удалось убедить в том, что не СМИ виноваты, а… Впрочем, читайте Макса Вебера и Роберта Мертона.

Министру Кравченко это тоже надо бы почитать. Хотя она опытный бюрократ (в хорошем смысле этого слова), но начинающий политик. И не мешало бы понимать, что любое неловкое движение в публичной сфере – это прежде всего, удар по губернатору, который, как мы помним, отвечает за все, в том числе, и за неловкость своих подчиненных, у которых не хватило политической культуры даже на то, чтобы встретиться с «героиней» скандала. Г-н Львов через своих помощников неоднократно звонил Макаровой и приглашал ее для беседы. Господа, вы в своем уме? Она вам кто, подчиненная, провинившаяся? Это не вы, это Макарова и другие сограждане наняли вас для исполнения определенного набора функций. Это вы должны были поехать к ней в удобное для нее время и обсудить все имеющиеся у вас вопросы. Тогда и ей можно было бы предъявить счет: Даша, ты создала общественную организацию? - Хорошо. Но тогда возьми и на себя ответственность. Вот тебе мандат - ты отныне член комиссии, вот тебе - бюджет, подскажи, откуда взять денег, вот тебе все данные - вноси предложения и поверь, что это не просто - реформировать и модернизировать. Подключайся, Даша, а то критиковать-то все могут. Не это ли то самое Гражданское общество, о котором мы говорим, но мало что понимаем? Но нет, сработала чванливая психология – я начальник – ты дурак. Обязательно почитайте Вебера и Мертона, чтобы понять, что в современном мире работать с обществом нужно по-другому. Иначе – фанаты на Манежной площади, митинги с требованиями навести порядок в медицине и прочая, прочая…Страх берет - то ли еще будет!

Что в остатке?
А в остатке – губернатор полностью признал что проблема, контуры которой подробно описала Дарья Макарова и интернет-сообщество, существует. Более того, он сделал конкретные поручения и намерен ситуацию исправить.
Возникает вопрос: зачем нужно было огород городить? Зачем нужно было делать так, чтобы вся эта история вышла далеко за пределы Новосибирска, чтобы люди собирались на митинг, учреждали общественную организацию с унизительными для власти целями, дожидаться сюда приезда Уполномоченного по правам ребенка и, так далее…

 
Антонов Константин Александрович
Руководитель Новосибирского филиала Фонда развития гражданского общества, доктор социологических наук