13:58
Смерть маленького Максима и общественное мнение

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Задаваясь вопросом, почему общество так серьезно, массово и агрессивно отреагировало на смерть малыша, мы получаем, казалось бы, самый очевидный и логически правильный ответ. А он сводится к технической проблеме, мол, нет в Академгородке своего детского отделения, и машина «скорой помощи» была плохо оборудована, и система здравоохранения оказалось такой, что близлежащие больницы отказались принять ребенка… Было ли это на самом деле, выявят всевозможные проверки, следствие. Но, как бы цинично это не было сказано, подобные случаи разве редкость? Едва ли не каждый может привести свои собственные примеры, пусть и не настолько трагичные и драматичные. Каждый, кто хоть раз обратился в поликлинику, способен рассказать десятки подобных историй.
Эмоциональность и агрессивность реакции списывают и на традиционную нелюбовь людей к власти. Россияне не доверяют власти, считают любого чиновника априори бездушным бюрократом, который дрожит за свое место, или коррупционером, способный в любой момент Родину продать ради своего личного обогащения.
Это – штампы, в той или иной степени близкие к реальному состоянию дел. Это социальные мифы, стереотипы, прочно укоренившиеся в нашем социальном опыте и время от времени, находящие подтверждение в реальной жизни. В такой ситуации даже незначительное, неоднозначное негативное событие, проходя «проверку» в повседневном опыте каждого из нас, гиперболизируется, лишний раз подтверждает укоренившееся в опыте представление.
Но за всем этим скрывается другое, то, что выявила эта история. Люди эмоционально, агрессивно отреагировали на свое собственное состояние. Все вдруг, осознали, насколько они беззащитны в этом социальном мире. Среди них – большинство вполне успешных людей. Они зарабатывают, вполне обеспечивают себя, могут посоревноваться друг с другом своими статусами и иными социальными фетишами, свидетельствующими об их значимом месте в социальной иерархии. Они вполне успешно могут защитить себя от внешних угроз – предполагаемых и осязаемых, защитить свой дом, свое личное пространство, свой профессиональный и карьерный статус. В случае чего, могут сменить работу, квартиру, место жительства, подать в суд на обидчика. Во всяком случае, голыми руками их не возьмешь!
Но вот, случилась беда, и оказалось, что все они так зависимы от внешней среды, от чьих-то решений и поступков, чьей-то воли и настроения, каких-то никому не известных регламентов и порядков. Когда на руках у матери оказывается умирающий ребенок, то не спасут никакие панцири в виде диплома, высокой должности, «мохнатой» руки, счетов в банке… Все вдруг, визуально и тактильно ощутили, насколько тонки и незримы связи между людьми. Насколько мы взаимозависимы и взаимообусловлены. И здесь рождается страх от того, что мы, оказывается, беззащитны в том социальном пространстве, в котором всю жизнь пытаемся утвердиться, выжить, в конце концов.
Из этой же серии и рост вложений россиян в недвижимость за рубежом – она многократно возросла и растет каждый год. Отсюда – недоверие существующим политическим и социальным институтам, друг другу, озлобленность, агрессия…
В ситуации с малышом власть поступила традиционно: она попыталась технократически объяснить, что существует порядок, который не был нарушен, что регламентированный порядок действий не был нарушен. Иными словами, цифры в таблице умножения расставлены правильно, но не мешало бы изменить их порядок. И обещание: непременно изменим, в бюрократических выражениях – решим проблему.
И ведь решат. Только страх у людей останется. Перед собственной беззащитностью. Перед внешней средой, в которую каждый из нас ежедневно, ежечасно совершает частые вылазки, а потом возвращается в свой собственный мир. И в этой среде, за редким исключением, кроме круга своих ближайших друзей, коллег, родных мы видим пустые ячейки, похожие на пропасть, куда ступить боязно и опасно, потому что там – неизвестность. И нет никакой гарантии, что в этой бездне найдется страховочный канат или самый захудалый плот.
Больны не медицина, не образование – общество больное. И здесь каждый сам себе народный целитель. Но есть одно важное обстоятельство, власть, наконец, должна понять, что не распоряжения, не точечные управленческие решения – путь к излечению. Современные коммуникативные возможности позволяют недовольной части общества вмиг организоваться и контролировать этот процесс невозможно. В обществе скрыты гигантские иммунные возможности и энергетические ресурсы. Просто надо быть к нему, к обществу, ближе, не бояться его, не качать в его легкие воздух, а сделать так, чтобы легкие сами раскрылись и заработали.

 
Антонов Константин Александрович
Руководитель Новосибирского филиала Фонда развития гражданского общества, доктор социологических наук