13:58
"Спартак" в НОВАТе: что это было?

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Был я сегодня на премьере «Спартака». Был там губернатор с цветами. Была настоящая тигрица Шакира. Судя по ее довольной морде, мясо тиграм в клетку кладут в полном объеме. Судя по бороде Кехмана, который как Крабас-Барабас сидел одиноко в темной ложе, и у него питание сбалансированное. Была премьера, но «Спартака» там не было. Был там блистательный Денис Матвиенко в каком угодно образе – Принца, Базиля, Армана, - но только не Спартак. Увы! Это отчетливо бросалось в глаза в его «столкновениях» с Крассом. Красс, в исполнении Марата Шемиунова был восхитительный – циничный, пресыщенный, утонченный патриций. Страстный в сценах с потрясающей Анной Одинцовой – Эгиной.Впору спектаклю было дать название – «Красс и Эгина», настолько точен и ярок был этот дуэт. Когда Марат и Ольга в конце вышли к зрителям, я кричал «браво», несмотря на то, что чувство недоумения к завершению спектакля меня захватило полностью.
Авторы достигли дивертисментной зрелищности массой задействованных в постановке актеров, перфомансным разнообразием, но непрерывного танцевального действия создать, увы, не удалось. Как всегда, не хватило пары дней для того, чтобы отработать коллективные движения, жить на сцене синхронно, а не невпопад. Но не это главное. По-моему, автор либретто, рисуя картинку противоборства римской деспотии и местного «пролетариата», насмотрелся клипов. Клипы и воспроизвел. А вот единого действия не было.
В некоторых местах было неловко за хореографа: сцены битвы рабов и воинов Красса были настолько примитивны, что не напоминали даже киношные индийские драки. А ведь музыка Хачатуряна, размеры сцены Новосибирского театра, давали постановщику все возможности для того, чтобы превратить эти массовые сцены в стремительное, экспрессивное, хореографически точное, зрелищное действие. Нет, ничего этого не было. Меч-щит, удар, разворот, упал, отжался...
Вообще, показалось, что постановщика интересует не контекст, не борьба двух противоборствующих лагерей не на жизнь, а на смерть, а логическое чередование картин, написанных для конкурса чтецов, а не для балетного спектакля. Причем, доминирующими для него были дуэты. А может быть, и не для него, может быть вопреки постановщику. Просто, солисты своим мастерством эти дуэты и "вытянули". Да, дуэт Красса и Эгины был убедительным, страстным, хотя там, где надо было «тянуть носок», Анне Одинцовой было предложено исполнить акробатические трюки. С Маратом-Крассом у нее это получалось. А вот в дуэте с Криксом-Сергеем Стрелковым, казалось, что она боится выскользнуть из его рук. Вероятно, на репетициях так случалось не единожды...
Вот сцена, где рабы, пастухи, куртизанки веселятся. Коварный Красс со своими прислужниками стоит на авансцене, дожидается своих аккордов. А кто сказал, что он коварный, что «подкупил» Крикса, склонил его на предательство, а после этого скрытно подобрался к лагерю противников, выжидал, чтобы застать их врасплох? Нет, он просто ждет своего выхода на сцену. Постановщик не заморачивался такими мелочами, он просто поставил артистов в очередь.
Блеклая, невыразительная, без страсти и экспрессии и вообще, без хореографии, была сцена объяснения Спартака и Крикса. Крикс-Стрелков старался, а вот Матвиенко – нет. Не его это, не его! Зато он во всем блеске предстал в сцене прощания с Фригией. Ольга Гришенкова – нежнейшая, тонкая, хотелось выскочить из зрительного зала и подхватить ее. Но, это прекрасно сделал Денис. Это была восхитительная сцена, даже несмотря на всю ее затянутость. Но, опять же, восхитительной она оказалась не благодаря постановщику, не предложившему и на этот раз рисунка танца, а исключительно благодаря исполнителям. Этот – лирический танец – его, Дениса Матвиенко. Ну, о Гришенковой я уже не говорю. Она – просто Нимфа!
Итак, что в остатке? Амбиции Кехмана, «отменившего» новосибирскую постановку, оказались посрамленными. В его «Спартаке» было много танцев, местами "попадалась" даже хореография. Были блистательные сольные партии, но не было общего рисунка, были убедительные образы, но отнюдь, не у героя – Спартака. Наоборот, его противник Красс, эту партию у предводителя гладиаторов «выиграл». Возникает и "директорский" вопрос: зачем было воспроизводить на сцене Новосибирского театра жалкую копию Михайловского - возить сюда состав, несчастную тигрицу, декорации из Питера? При этом, уничтожить то оригинальное, яркое, самобытное, что было. Что пришло на смену? Ярмарочно-балаганный жанр? Кто об этом просил господина директора?
Это, друзья мои, личные заметки дилетанта, которому, правда, посчастливилось смотреть "Спартака" в разных версиях и в разных театрах. Поэтому, когда будете возражать, забудьте о личности автора. Спорьте с его тезисами. Автор, в отличие от директора театра, ни на что не претендует. Остается главный вопрос - что это было? Балет? Простите, но если так и дальше пойдет, то театру с более чем полувековой историей когда-нибудь придется начинать все заново.

 
Антонов Константин Александрович
Руководитель Новосибирского филиала Фонда развития гражданского общества, доктор социологических наук