13:58
Анатолий Локоть - человек приятный во всех отношениях

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Год у власти – явно недостаточный срок для того, чтобы добиться кардинальных изменений. Поэтому вряд ли новосибирский мэр заслуживает упреков в том, что солнце над Новосибирском не стало светить ярче, а обские берега не стали кисельными. Более того, за год нахождения на посту мэра Анатолий Локоть продемонстрировал свои лучшие качества – умение договариваться, политическую гибкость, неконфликтность. В прошедшем году мэр не принял ни одного решения, которое бы вызвало осуждение или протесты граждан. По большому счету, мэр не принял вообще ни одного решения, которое серьезно отразилось бы на жизни города. А вот это уже не заслуга, а скорее, косвенное подтверждение опасений тех, кто подозревал его, тогда еще кандидата в мэры, в отсутствии управленческой практики, команды и представлений о стратегии развития города. Новосибирск, ставший пассивной жертвой глобальных перемен, пережив стадию радикальной трансформации, проголосовал год назад за модель взрывного роста, основанную на использовании, включении в политический и управленческий «оборот» огромных человеческих, потенциальных инфраструктурных, культурных ресурсов, отчасти может быть разочарован. Вместо обещанного трансформационного сдвига происходит лишь смена стиля презентации управленческой практики, ее имитация, но не ее самой.

__________________________________________________________________
До 1961 года город Хей-он-Уай, что на границе Англии и Уэльса, был заштатным местечком с ориентацией на сельскохозяйственное производство. Ухудшение рыночной конъюнктуры привело к тому, что городок стали покидать его жители, бросая или продавая за бесценок старинные дома и замки. Тогда владелец полуразрушенного замка Ричард Брут устроил в нем букинистический магазин. Книжное старье стали привозить со всех уголков страны. Книг стало так много, что он стал покупать другие старинные здания в городе. О городке заговорили во всем мире. Уже к началу 1970 года Хей стал мировым центром букинистической книготорговли. В городе были построены 15 гостиниц, 42 книжных магазина, здесь приобрели жилье крупнейшие мировые эксперты…
__________________________________________________________________

Будучи кандидатом в мэры Анатолий Локоть предложил горожанам свою предвыборную программу. Составленная в духе традиций советского Госплана, она все-таки, содержала некоторые новации. Кандидат обещал увеличить бюджет города до 50 млрд. рублей, пересмотр межбюджетных отношений в пользу бюджета города, рост неналоговых доходов, включая повышение эффективности использования муниципального имущества, поступлений от наружной рекламы… По иронии судьбы как раз эти пункты выполнены с точностью до наоборот. Понятно, что уменьшение бюджета, вместо его увеличения, сокращение налоговых поступлений, вместо их увеличения произошли за счет внешних факторов, а не по вине мэра. Однако ни одно из программных обещаний по эффективному использованию внутренних ресурсов, что вполне по силам любой управленческой команды, сделано не было. Как пример – скандальная история с требованием общественников и СМИ опубликовать список должников за землю, которое мэрия под разными предлогами игнорирует. Есть факты, свидетельствующие о том, что мэрия продолжает реализовывать совсем непрозрачные механизмы выделения земли под застройку, отменяет аукционы и передает участки на условиях аренды. Ни одного более или менее действенного, нестандартного управленческого решения по повышению налоговых доходов (за счет стимулирования бизнеса, более эффективного использования муниципальной инфраструктуры и т. п.) не было принято.

__________________________________________________________________
20 лет назад умирающий голландский городок Тилбург выбрал для себя совершенно новую управленческую модель. В соответствии с ней город рассматривается как некая холдинговая компания, с различными структурами, включая службу общественного аудита. Подразделения городской администрации работают как коммерческие центры, производящие по строго определенной номенклатуре и тарифам городские услуги и «продукты». Департаменты заключают эффективные контракты с городскими властями – за невыполнение нормативов оказания количества и качества услуг следовали жесткие санкции. Внедрение этой модели дало поразительные результаты: с 1988 года у Тилбурга каждый год оставались деньги в казне.
_________________________________________________________________

Опыт «Тилбургской модели» широко описан в научной литературе. Он позволил городу соблюсти необходимый баланс между техническими и финансовыми возможностями города и потребностями его жителей. При выполнении «контракта», которое проходило под жестким общественным контролем, сразу же становилось ясно, где есть избыточная инфраструктура, где деньги расходуются неэффективно, а где и просто разворовываются. У нас все не так: «коммунальный» и «безопасный» департаменты проводят застолья, СМИ по этому поводу негодуют, а мэрия заявляет, что ничего страшного не случилось, мол, на свои гуляют…

В сентябре прошлого года я познакомил Анатолия Евгеньевича с результатами масштабного социологического исследования. Один из выводов, к которым мы пришли после анализа более двух тысяч интервью, была необходимость создания в городе магазинов шаговой доступности. Эксперты предлагали использовать для этого муниципальные помещения, квадратные метры, достающиеся городу от застройщиков, клочки земли в квартальной застройке… Главное для этого проекта – дешевизна эксплуатации торговых точек, которые можно было бы закрепить за конкретными фермерами или крестьянскими ассоциациями, которые не могут попасть на городской рынок, городскими же производителями – хлебопеками, кондитерами, молочниками, колбасниками… Это не только позволило бы снизить или сдержать рост цен, но и дало бы мощные толчок развитию агропромышленного бизнеса и своего, городского предпринимательства. Советники мэра сказали, что для этого у города нет полномочий и нужных инструментов.

В январе нынешнего года этой проблемой занялась, совершенно вынужденно, предпринимательница Марина Кожемяко. Она, выпекающая хлеб, лишилась сбыта и оказалась на грани закрытия своего производства. Марина оказалась человеком неробкого десятка и сейчас уже организовала более 15 таких же предпринимателей. Регистрируют кооператив, требуют у мэра содействия проекту. Хотят от города только одного – дайте нам дешевые торговые площади, откажитесь от высоких арендных ставок, за это мы обеспечим население более дешевой продукцией, привлечем фермеров, сохраним свои производства и, следовательно, обеспечим занятость и поступления в городской бюджет. Таким образом, бредни экспертов-социологов оказались отражением реальной практики. Но дело не в этом, а в том, как система управления отреагировала на экспертные оценки и предложения и на вызовы времени.

Еще один пример реакции – создание нелепого, советского по сути и по форме некого Общественного совета, в который включили аксакалов и знатных людей города. Какого эффекта ждали управленцы новой команды от этого ритуального органа? Не симуляция ли это политики и управленческой практики?

________________________________________________________________
Небольшое поселение Миккели в Финляндии осталось без системы сбора мусора и его переработки – для подрядчика это было слишком дорого. Тогда городские власти заключили договор с почтовым ведомством: почтальон стали забирать бумажный мусор и использованную тару. Поставщики воды стали забирать на своих автомобилях другой мусор, предварительно герметично упакованный. До 80% мусора теперь утилизируется именно таким образом.
_________________________________________________________________

Любое управленческое решение в нынешних условиях должно рассматриваться как элемент управленческой модели. А ее нет. Вернее, есть, та, которая противоречит предвыборным обещаниям Анатолия Евгеньевича. Впрочем, упрекать его за это не совсем верно. Программа кандидата – особый жанр. Это набор хотелок и красивых оберток для привлечения внимания, и не более того. И то, что сегодня ни один пункт программы не выполнен, потому что он не может быть выполнен, нельзя ставить в упрек мэру. Мы понимаем – предвыборная программа это лишь мостик для того, чтобы перейти бушующий поток, встать крепко на землю и начать действовать. Но как раз, об отсутствии действий мы говорим спустя год, после того, как мэр перешел через бурлящий поток.

 
Антонов Константин Александрович
Руководитель Новосибирского филиала Фонда развития гражданского общества, доктор социологических наук