13:58
Почему я против отмены второго тура голосования за мэра Новосибирска

БЛОГИ на Сибкрай.ru

23 августа в мэрии состоятся общественные слушания по вопросу отмены второго тура голосования за мэра Новосибирска. Уже ряд новосибирских политиков высказался по этому поводу.

Суть поправки Предложение об отмене второго тура на выборах мэра взбудоражило политически активную часть города. У этой идеи есть сторонники и противники. Сторонники выдвинули два аргумента. Первый – отказ от проведения второго тура позволит сэкономить бюджетные средства, кроме того, горожане «устали от выборов».
Оба аргумента ничтожны. Никто не удосужился точно подсчитать, сколько средств будет сэкономлено. Кроме того, в бюджете можно легко найти статьи расходов, по которым можно достичь еще не такой экономии!

Насчет усталости горожан – это к Райкину! Вообще-то, принимать участие в выборах – конституционное право и гражданская обязанность любого жителя города. И, если многие не ходят на избирательные участки, то это означает, что люди не от выборов устали, а от самой власти, от ее неэффективности.

Противники же отмены ссылаются на опыт развитых демократий. Они тоже неправы. Далеко не во всех демократических странах есть второй тур, да и вообще электоральные модели очень сильно различаются даже в границах «демократического» Евросоюза. Критики этого предложения подозревают действующего мэра Городецкого в стремлении обеспечить себе легкую победу. Но, как раз, Городецкий – единственный из всех возможных претендентов способен выиграть и во втором туре.

Кому же это выгодно, и к каким последствиям может привести отмена второго тура голосования, и почему этого делать нельзя?
В существующей политической и административной системе мэр города – фигура наиболее зависимая и несамостоятельная. С этого года даже полномочия в сфере здравоохранения были переданы на уровень субъекта федерации. В отличие от городов Ганзейского союза, где мэры были одновременно главами независимых городов-республик, основная функция мэра современного российского города - осуществление руководства административно-хозяйственной деятельностью на территории управляемого им муниципального образования, управление административным аппаратом, а также представительские функции. С одной стороны, мэр встроен в существующую властную иерархию, с другой, в отличие от тех же губернаторов, имеет огромные полномочия и мобилизационные ресурсы в сфере развития местного сообщества и самоуправления. И, если раньше мнение местного сообщества можно было легко проигнорировать вертикали власти, то после известных событий декабря 2010 года оказалось, что сделать это уже не так-то просто.

Есть подобные примеры и в Новосибирске. Самые наглядные и «шумные» - протесты жителей города против точечной застройки, вырубки парков. К этому можно добавить латентное, но весьма концентрированное и артикулированное на уровне повседневности, недовольство горожан в период снегопада и недавних ливней, затопивших городские магистрали. Это недовольство скрыто, но в любой момент может быть конвертировано в реальные протестные действия.

Надо понимать, что в последние годы, по весьма объективным причинам, изменилась сама природа города, который перестал быть просто местом проживания. Появился значительный слой людей, который требует от власти оказания «качественных» услуг: безопасности, комфортного проживания, здравоохранения, образования и т.п. На самом деле, такие требования предъявляет большинство населения, однако появился (и будет множиться за счет рекрутов из подрастающего поколения, не намеренного считаться со сложившимися условностями) именно слой людей, готовых добиваться не просто эффективной работы органов государственной и муниципальной власти, а допустка их к участию в управлении социальными и экономическими процессами.

При этом свое участие они рассматривают не как встраивание в существующие иерархические структуры власти. Они настаивают на перераспределении властного ресурса по субсидиарному принципу на уровень партнерств, исповедуя лозунг – «меньше государства в моей личной жизни». «Государство» же, монополизировав распределение властных и материальных ресурсов, стимулировало тем самым рост патернализма. Однако, и это тенденция последних лет, растет число тех, кто считает, что за период с 2000-х годов в стране была выстроена политическая и экономическая система, не отвечающая запросам наиболее «продвинутой» части граждан. Стабильность, которую власть пытается представить как благо, этой группой населения воспринимается как застой. Отсутствие развития, реальной модернизации и мотивирует оппозиционеров выражать свое недовольство через массовые демонстрации. Проблемы в правоохранительной, социальной и политической сферах выводят на улицу тех, кто обладает обостренным чувством справедливости и полагает, что власть делает недостаточно для их разрешения.

Эта значительная часть «продвинутых» обнаруживает латентную поддержку и среди патерналистов, также недовольных монополизацией власти узкой группой лиц, хотя открыто не артикулирующих свое недовольство. В ситуации, когда властные решения в интересах отдельных элит, приближенных к власти, затрагивают их личные интересы, патерналисты легко трансформируются в «активистов». Это хорошо видно на примере жителей дома по ул. Кошурникова,5.

Нынешняя власть (здесь речь не персонально о В.Ф.Городецком, а, скорее всего, о власти, как модели) не способна реализовывать управленческие механизмы, направленные на достижение согласия, удовлетворения интересов разнообразных социальных групп. Горожанина она рассматривает, скорее, как невзыскательного и бессловесного потребителя муниципальных услуг и плательщика налогов, а не как носителя какого-либо потенциала, которого необходимо интегрировать в городское пространство.

Этот путь – в никуда, он способен отправить любой российский город на периферию глобализации. Типичный пример – 300 тысяч тонн мусора ежегодно складируется на полигонах. Через несколько лет это станет острейшей проблемой. Можно привлечь к его переработке бизнес. Однако он ставит условие – мусор должен быть разделен на фракции. Этого невозможно добиться привычными директивными методами. Единственный путь – мотивировать население, применяя интегративные методы управления, направленные фактически на включение горожан в процесс управления городом. Самостоятельная сортировка мусора – это один из механизмов участия в управлении и развитии своего города.

Сегодня управленцами совершенно не осознается важнейшее фундаментальное цивилизационное изменение, а именно, что город, с его населением, существующим в принципиально новой коммуникативной среде, имеет уже сформировавшуюся сетевую архитектуру, несовместимую с существующей иерархизированной, закрытой, сакральной моделью управления. Традиционное администрирование, в основе которого лежит банальное перераспределение ресурсов, строится на противоположной стратегии, заставляя людей действовать по строго установленным узкой группой управленцев правилам, не только гасящее любые проявления инициативы, но и игнорирующее естественные и законные интересы различных социальных групп. Пример – изгнание Митряшина, ставшего жертвой не только собственного хамства и управленческой некомпетентности, но и сетевой мобилизации.

Нужно менять не стиль управления, а мозг управленца

Большая часть повседневной жизни современного города – это череда взаимодействий, разных по форме и протяженности, как локальных, так и глобальных. Успех или провал управленческих стратегий зависит не от материальных активов города, а в большей степени, от идей и подходов, способности сформировать среду для генерации идей, мотивации и привлечения различных активных групп населения к их реализации.

А это требует принципиально иного управленческого подхода – более плотной работы с местными командами, более разнообразного состава самой команды, большего включения экспертов, консультантов, активных граждан в процесс принятия решений. Задача городской администрации – непрерывно налаживать и регулировать партнерства, имея при этом дело с разнообразными и часто диаметрально противоположными требованиями, увязывать частные интересы каждого из жителей, корпораций с политическими, социальными и бюджетными приоритетами.

И, если городская администрация хочет поспевать за сегодняшним темпом развития, она должна сама развиваться в большей степени как горизонтальная, а не как иерархическая структура, потому что только такой принцип будет способствовать росту мотивации, лояльности и доверия.

Говорят, царь не настоящий!

Если мы представляем современный город как целый сплав интересов, у которых рождаются собственные лидеры, способные стать градоначальниками, то в существующей политической, административной модели такой статус получит тот, кто ближе всего к реальным административным ресурсам. Деньги здесь играют второстепенную роль. Сравните двух кандидатов, например, Собянина и Прохорова (или человека, поддержанного им), обладающего материальным ресурсом. По нынешним временам, у Собянина больше шансов, на его стороне – Чуров с волшебной бородой, Следственный комитет, прокуратура… и Сам (!). Лет пять назад такой поддержки было бы достаточно, чтобы не только победить единогласно, но и победить без шума и без конфликтов. Однако времена очень сильно и безвозвратно изменились. Теперь легитимность Самого (!) и его вертикали поставлена под сомнение. И Ему (!) приходится тратить очень много усилий, чтобы добиться легитимации, но вряд ли это удастся. Почему? – Читай выше.

Исходя опять же, из того, что было сказано выше, можно прийти к выводу - мэром города сегодня должен стать не «крепкий хозяйственник», не «лидер партии», а опытный посредник, обладающий коммуникативными навыками, способный работать в качестве посредника между различными группами интересов. Если он не реализует эту коммуникативно-управленческую модель, конфликтов не избежать. Да и развития города ждать не приходится. Власть сегодня – это коммуникация.

Что же произойдет с отменой второго тура? Представим себе, что из 10 претендентов на пост мэра девять наберут по 9,5% голосов, а десятый - 14,5% от числа проголосовавших. От числа имеющих право голоса это будет процентов 8. И этот человек с восемью процентами поддержки становится мэром, принимает на себя роль посредника. Получит ли он легитимность? Сможет ли эффективно выстраивать баланс интересов?

Мэр любого российского города всегда стоит перед сложным выбором: нужно балансировать между субъектом федерации и горожанами, интересы которых не всегда совпадают; между группами влияния в бизнесе… Это очень сложно, и не всегда это удается. Во всяком случае, в Новосибирске, где несколько крупных строительных компаний диктуют ничтожную по отношению к будущему города градостроительную политику, где несколько крупнейших торговых сетей формируют рынок, где десятки тысяч средних и мелких предпринимателей и активных граждан фактически отстранены от принятия решений и исключены из сферы управления городом.

Таким образом, ликвидация второго тура голосования выгодна, прежде всего, традиционным городским элитам, сформировавшим в последние годы закрытый клуб, в рамках которого, в интересах которого и принимаются судьбоносные для города решения. Этот клуб подбирает соответствующие кадры муниципального управления, среди которых по-настоящему «крепкие хозяйственники» численно уступают приспособленцам и карьеристам. Стремясь сохранить эту модель традиционные элиты затрудняют доступ к власти и к ресурсам активных, деятельных и талантливых людей, представителей бизнеса, не связанного с нынешними элитами.

Если традиционным элитам удастся протащить поправку о ликвидации второго тура, то следует забыть:
– о социальном спокойствии – конфликты обеспечены;
– об эффективности власти – ей придется постоянно самоутверждаться;
– о возможности стратегического, креативного развития – традиционалистские подходы, призванные сохранить статус-кво для нынешней властной микро-элитной группы, обрекают город на проигрыш в конкурентной борьбе. Детройт – тому пример;
– о разрешении наболевших городских проблем, которые невозможно «расшить» без привлечения к этому мотивированного населения, четко осознающего свою городскую идентичность;
– об эффективном расходовании городских ресурсов – клан никогда не будет расширять границы применения современных управленческих техник и технологий, направленных на получение эффективности при минимизации затрат. Он не для того добивается доступа к ресурсам, чтобы снижать свою «норму прибыли».

Напротив, второй тур – это возможность усиления легитимного капитала. Накануне второго тура претендент вынужден вступать в переговоры со своими соперниками, образуя союзы, идя на компромиссы. Он вынужден договариваться! Заключенные с более широким кругом социальных групп договоры для избранного мэра – лишняя страховка и аргумент в споре с другими участниками политико-административной системы, с тем же субъектом федерации, или с обнаглевшими вконец воротилами строительного бизнеса. Мэр получает не только поддержку максимально большого числа горожан, но и значительно укрепляет свой властный ресурс. Это по-настоящему мэр, а не марионетка с 8% голосов, обреченный на уничижительное к себе отношение, осмеяние и непременные конфликты.


PS: В ранние времена партия активно занималась просвещением и политобразованием элит. Для той модели управления и политической структуры – это была стройная и весьма эффективная система. Сейчас нет никакого политобразования, никакой подготовки. Главное качество, по которому оценивают профессионализм «управленца» - полная лояльность. Так скоро до уровня кронштадтских матросов доуправляемся. Ну хотя бы, вот эту книжку почитали бы – Чарльз Лэндри «Креативный город». Очень много мыслей рождает в голове британский социолог, проанализировавший истории более 150 мировых городов. Истории успешные и печальные.

 
Антонов Константин Александрович
Руководитель Новосибирского филиала Фонда развития гражданского общества, доктор социологических наук