13:58
Нургалиев признал: ментовско-мусорская система реформированию не подлежит

БЛОГИ на Сибкрай.ru

В США произошел страшный случай, иллюстрирующий падение нравов, разложение и загнивание империализма. В городке Сэнфорд полицейский застрелил 17-летнего подростка. Он не пытал его бутылкой, электротоком, не избивал его в гараже (как в Анжеро-Судженске несколько дней менты издевались над ни в чем не повинным парнем), а застрелил. Почудилось полицейскому, что подросток представляет опасность. В старых советских книжках про американский империализм видать правду писали: тотальное попрание и нарушение прав человека, угнетение рабочего класса. В городе Сэнфорде создалась революционная ситуация, как по Ленину: народ вышел на улицы обличать продажную американскую фемиду и империалистический репрессивный аппарат.
Слава богу, у нас империализма мало. Поэтому у нас народ на площади не выходит, исключая болотнинцев, которые просто с жиру бесятся. У нас только в Казани народ на улицу выходил. И то, как говорят официальные татарстанские СМИ, с целью дискредитации хорошего человека – республиканского министра МВД. И надо же, нашли для этого повод: в каком-то участке менты засунули в задний проход ранее судимому гражданину бутылку из-под шампанского. Тоже мне, нашли повод для стачек! Ну не было у ментов под рукой бутылки из-под пепси, с более узким горлышком, и что теперь, по каждому поводу бастовать!
А еще возмущались, что девок, устроивших шабаш в Храме Христа, сразу же арестовали, а казанских ментов дома оставили. И этому есть объяснение: девки покусились на святое, а менты на что? С каких это пор человеческая жизнь в России имела статус святости?
Вчера в Нижнем Новгороде мент избил федерального судью. Увидел одноклеточный свою девушку в обществе постороннего мужчины, взял и избил. В интернете уже скалят зубы: так тебе, судья и надо, не будете покрывать ментов. А то ведь, замучили всю страну обвинительными приговорами и стопроцентным удовлетворением требований об аресте до окончания следствия.
Сообщения о бесчинствах ментовской братии поступают каждый день из разных уголков страны. Министр Нургалиев разводит руками: ну что я могу поделать! То он мультики предлагает добрые снимать, то учить стражей порядка человеколюбию, то договорился, что ментов рожать надо как-то иначе – рожденные привычным способом какие-то неправильные получаются. Вроде и зарплату им добавили, и начальников ментовских снимают за проступки подчиненных, а им все неймется.
Еду я 24 февраля на работу, за мной – экипаж ДПС: мигалка мигает, громкоговоритель кричит. Прижимаюсь к обочине, жду когда подойдет инспектор:
- Здравстаршлейтантов! Ваши документывчераневыпивалипройдемте вптрульнуюмашину! – все это на одном дыхании.
В патрульной машине другой инспектор показывает на прибор:
- Вы знаете, что это такое? Хочу вас предупредить, что ваши показания фиксируются.
- Да, я готов дунуть.
- Нет, вы меня не поняли, все показания хранятся в базе и могут быть приобщены к делу, если вы решите обратиться в суд.
- Послушайте, у меня нет времени, давайте поскорее.
- Если вы вчера выпивали, то мы должны договориться до того момента, как вы пройдете тест…
Тут уж я не выдерживаю. Смотрю я в эту наглую ментовскую рожу и хочется мне по ней стукнуть. Беру себя в руки:
- Значит так, мы сейчас едем к прокурору и будем там договариваться!
Мусорок как-то сразу потерял ко мне интерес, протянул документы и процедил: счастливого пути! Приехал я после этого в офис, позвонил на телефон доверия, все рассказал. В ответ – тишина. До сих пор.
Помню другой случай. Возвращался я из командировки. Дорога была сухая, но в одном месте грейдер от одной обочины до другой протащил слой глины. Туда-то и угодили передние колеса. Как остался жив, я не знаю. Помню только выполз на дорогу, по которой через несколько минут проезжал начальник районного ГАИ. Помню, вез он меня в своей девятке и повторял:
- Брат, ты это… ты только глаза не закрывай… Давай я тебе кресло поудобней сделаю. Ты это, потерпи. Давай я тебе анекдоты буду рассказывать, ты только глаза не закрывай.
Потом он несколько раз приходил в больницу, просто так, о здоровье справиться. Остатки машины погрузил и привез в гараж (из района) и виновато так спросил: у тебя есть деньги с водилой рассчитаться?
Помню, как наша съемочная группа под Бийском съехала в кювет и заглохла. Проезжавшего мимо пенсионера попросили на посту сообщить о нашей беде. Через некоторое время подъехали мужики в форме, помогли машину вытащить и отбуксировали туда, куда мы попросили. Денег не взяли! Пришлось коньяк покупать – от него не отказались.
Помню как друг семьи, подполковник, следак от бога пригласила на свой день рождения. А времена были, когда зарплату не платили по полгода. На столе стояла бутылка водки и огромный противень с самозапеченной пиццей: только на тесто и колбасу с кетчупом и хватило. Зато было весело, подполковница меня, филолога по образованию, еще и насчет болдинского периода Пушкина форменным образом умыла в споре. Какие взятки? Какие бутылки в задний проход? Какие избиения подследственных в гараже по отношению к ней, профессионалу и честнейшему человеку!
Помню, как у моего десятилетнего сына отморозок отобрал деньги на улице, я вовремя спохватился, выскочил, поймал того зашкирку. Мимо ехал парень в девятке, остановился, запихал отморозка в машину и повез нас в отделение. Оказалось – капитан милиции, ехал на день рождения к любимой женщине. Мог бы мимо проехать, не проехал.
Это не менты! Это были милиционеры! Это – люди долга, чести! Профессионализм и порядочность для них не пустые слова. И узнали они о том, что помогают корреспондентам Первого, канала только тогда, когда вышестоящие начальники зачитывали перед строем благодарственные письма. Я всегда контролировал: объявлена ли этим людям благодарность, и всегда настаивал на своем присутствии при таких торжественных событиях.
Очень хорошо помню, как Евгению (начальнику районного ГАИ, который вез меня в больницу после аварии) вручали благодарственное письмо и три тысячи премии перед всем областным милицейским начальством. Я тогда попросил слова. И сказал примерно тоже самое, что и сейчас здесь написал. После того, как церемония закончилась, вышли мы из здания, а на крыльце догоняет Женя.
- Извините, можно вас на минуточку…
- Жень, а с чего это ты на «Вы» перешел? Забыл, как мне лекцию в машине читал о безопасном вождении автомобиля?
- Ну вы… ну ты и понаписал в своем письме, ну прям, даже мне неудобно как-то… Ну, хорошо... Как здоровье?
Ничего, говорю, жив-здоров, как видишь, спасибо тебе большое! Постояли, покурили, поговорили о чем-то и тут он смущаясь говорит:
- Знаешь что, (и опять на вы) может мы с вами выпьем чуть-чуть за знакомство и вообще, за здоровье…
С Жекой мы выпивали весь вечер в корпункте Первого канала. Он все просил рассказать, правда что Катя Андреева и Жанна Агалакова такие же красавицы в жизни, как и на экране? И еще о многом говорили: об отчетах и приписках, которые требует начальство, о милицейских начальниках-мздоимцах, об огромном количестве дури, которая сводит на нет все усилия системы… Поэтому фамилий и никаких более подробностей здесь не привожу. Да и женат был Евгений, а тут – Катя, Жанна… Многое из того разговора я уже подзабыл, но точно помню: ни разу за весь вечер я не произнес слово «мент».

 
Антонов Константин Александрович
Руководитель Новосибирского филиала Фонда развития гражданского общества, доктор социологических наук